Вести Экономика

ВЕСТИ Прямой Эфир

 

      Костин:думаю, 2015 год банки пройдут без катаклизмов

      Распечатать

      05.12.2014 19:18

      Послания, с которым президент Владимир Путин обратился к Федеральному собранию, с нетерпением ожидали представители российского бизнеса и рынки. Меры по поддержке бизнеса и механизмы по кредитованию знаковых проектов через средства ФНБ – все это вызвало активное обсуждение в деловом сообществе. Об этом и многом другом экономический обозреватель ТК "Россия-24" Алексей Бобровский поговорил с председателем правления "Банка ВТБ" Андреем Костиным.

      Представители российского бизнеса обсуждают озвученное накануне послание президента Федеральному собранию. Банковский сектор отреагировал на выступление Владимира Путина бурным ростом. Что вызвало наиболее активные дискуссии в деловом сообществе?



      - Андрей Леонидович, здравствуйте. Начну с послания президента Федеральному собранию. Пожалуй, самая значительная тема этой недели. И, естественно, все ожидали от президента важных заявлений, которые могли бы нам прояснить ситуацию, что будет с бизнесом и инвестклиматом в стране. На ваш взгляд, прозвучали ли те вещи, которых ждал бизнес?

      - Мне кажется, речь очень хорошая, она сбалансированная, положительно эмоциональная. Действительно, то, что наша страна прошла в этом году, это очень важное событие, прежде всего политического характера. Президент начал с этого, но мне кажется, он ответил на многие вопросы, которые сейчас волнуют наших граждан, потому что в связи с изменением резким геополитической ситуации, изменением цен на нефть, происходящими процессами быстрой девальвации нашей национальной валюты президент отвечал на вопросы, как будет дальше выстраиваться экономика Российской Федерации.

      Мне кажется, он дал важные сигналы бизнесу, в том числе относительно налогового режима, который не будет меняться. Он произнес важные слова в отношении амнистии, он говорил о гарантиях бизнеса в стране. Он говорил о других ключевых вопросах. Безусловно, мне как банкиру очень важны вопросы, связанные с капитализацией банковского сектора. Задача крайне важная. И мы сами являемся участниками этих схем. Президент поддержал это. Мне кажется, это одна из ключевых задач, потому что банковский сектор действительно является кровеносной системой экономики.

      - Вот одна из инициатив: президент предложил за счет наших резервов, прежде всего средств ФНБ, укреплять банковскую систему и организовать декапитализацию банков. В какой мере в этих схемах будет участвовать ВТБ? Каков сейчас уровень проблемы по банковскому сектору в целом?

      - По разным оценкам, в зависимости от разных сценариев, проблема колеблется от 600 миллиардов до 900 миллиардов рублей. Последняя цифра даже более близка к реальности. Конечно, банковский сектор испытал сразу три серьезных фактора давления. Первый - это ухудшающийся портфель кредитов. Второй - это девальвация рубля. Третий - это растущие требования капиталов в связи с внедрением стандартов "Базеля-3".

      Все эти три фактора, сведенные воедино, достаточно серьезно давят на капитал банковского сектора. Безусловно, без капитала дополнительного банковский сектор не сможет обеспечивать дальнейший рост. Он, может быть, и мог бы в нынешней ситуации сохраниться на текущем уровне. Задача состоит в том, чтобы увеличивать кредитование. На 2015 год наши прогнозы: банковский сектор сможет обеспечить порядка 10% прирост корпоративного сектора, 13-15% кредитования населения, прежде всего ипотеки.

      Вы знаете, без кредитов невозможен экономический рост России или даже его сохранение на нулевом уровне. Поэтому задача очень важная. И тут банки важны как действительно двигатель экономического роста. Поэтому те схемы, которые президент озвучил, которые применяются, они позволяют обеспечить капитализацию банковского сектора и одновременно направить эти средства непосредственно в реальный сектор для кредитования наиболее важных проектов, которые правительство отбирает. В дальнейшем банки уже выбирают проекты, которые они готовы финансировать.

      Безусловно, это все на возвратной основе. На довольно сопоставимых условиях. Таким образом, я бы сказал, достигается многократный эффект, потому что, получив капитал, банки еще могут 9 раз по столько же предоставить кредитов российской экономике. Вы знаете, что на каждый рубль капитала 10 рублей банк может выдать кредит.

      - Вам, как специалисту, как банкиру, понятен список объектов, список проектов?

      - Да, безусловно, и мы уже конкретно работаем. Уровень процентной ставки будет отличаться. Речь идет о финансировании: ставка инфляции плюс небольшая маржа. 1%, возможно. Проекты в основном в сфере энергетики инфраструктуры. Крупные, важные проекты: автотранспорт, железнодорожный транспорт, инфраструктурные облигации, газонефтяной сектор.

      - Название рано пока говорить?

      - Это и компания "НОВАТЭК", и компания РЖД, и ЦКАД, и целый ряд других компаний.

      - Вы сказали об инфляции. Реальные ли предложения президента в среднесрочной перспективе добиться снижения инфляции до 4%?

      - Если брать последние 3 года, то темпы инфляции были чуть выше 6%. Не так уж много. Безусловно, сейчас следует ожидать и прогнозы о том, что в том числе девальвация приведет к некоему всплеску инфляции. Но надо сказать, что все-таки выбор Центральный банк делает в сторону таргетирования инфляции.

      Сегодня Центральный банк держит высокие ставки. Есть соблазн, конечно, снизить ставки, дать больше дешевых денег в экономику, позволить более бурному экономическому росту развиваться. Безусловно, огромный соблазн. Но вы видите, что выбор идет все-таки в пользу ограничений инфляции, поэтому ставки держатся на высоком уровне. Мы теряем в экономическом росте, но выигрываем в борьбе с инфляцией, потому что это огромное зло. И при высокой инфляции все попытки экономического роста, и стабилизации, и привлечение инвестиций, они встречают огромный негативный фактор в виде инфляции. Инфляцию надо вернуть на курс снижения. И я думаю, в этом плане выбор Центрального банка правильный.

      - Я думаю, что многие зрители удивятся, если я не задам вопрос о валютном рынке руководителю одного из крупнейших банков в России. Что вы думаете о поручении Центробанку и правительству предпринять скоординированные действия по борьбе со спекулятивными настроениями? Я помню, как глава ЦБ не так давно в интервью справедливо заметила, что вообще-то сейчас этим занимаются абсолютно все. Все - это кто?

      - Вы знаете, я слышал много всяких слухов. Говорят, вот, ВТБ! Я специально раз в неделю прозваниваю председателю ЦБ и спрашиваю: "Нет ли каких-либо признаков того, что дилеры выходят?" ЦБ полностью отрицает какое-то участие крупнейших наших российских банков в этих схемах. Я так на всякий случай, я контролирую ситуацию. Поэтому абсолютно готов поспорить с любым и готов как бы на кулаках драться с теми, кто делает такие абсолютно необоснованные заявления о том, что наш банк этим занимается.

      Я считаю, что есть экономические методы воздействия, я считаю, что есть административные методы. Я считаю, что против игроков, которые играют сегодня против своей страны, против них вполне могут использоваться и те полномочия, которые есть у Центрального банка. После заявления президента, я думаю, Центробанк будет проявлять более жесткую линию в отношении такого рода игроков.

      - То есть вы считаете, что можно ожидать новостей каких-то на эту тему…

      - Я думаю, что, по крайней мере, если не публичных новостей, то, по крайней мере, конкретных действий. Потому что сиюминутные выгоды, которые эти компании, люди испытывают, они могут привести к большой беде. Если мы создадим ситуацию паники на валютном рынке, от этого пострадают все. В конечном итоге и население может вынести и этих игроков, которые сегодня играют. Поэтому с этим нельзя шутить. Здесь нужна очень взвешенная, аккуратная политика.

      - То, что сейчас происходит, это еще не паника?

      - Понимаете, паники сегодня нет. Мы следим за динамикой обмена рублей на валюту. Действительно, за октябрь прирост валютных депозитов вырос по системе нашего банка на 12,7%, а рублевый снизился на 0,3%. Сегодня идет массовый съем рублей и обналичка их. Но пока все-таки преимущество за рублевыми депозитами. И надо сказать, что в целом доверие к банковской системе не подорвано. Люди предпочитают даже, поменяв рубли на валюту, оставаться в банках и хранить свои деньги в банках.

      - Вы сказали о том, что созваниваетесь с представителями Центробанка. А мониторите ситуацию на рынке наличной валюты, есть какие-то данные о перебоях с выдачей валюты в обменных пунктах?

      - У нас нет. Мы еще раньше заявляли, что это дело техническое. У нас достаточное наличной валюты. И мы, и Сберегательный банк, мы затоварились в свое время. И, несмотря на издержки, мы еще с лета, когда санкции начались, мы хранили большие запасы валюты. Поэтому у нас проблем нет точно. Я думаю, что у наших крупнейших банков нет. Наверное, в каких-то пунктах обменных могут быть. Но в целом проблемы сегодня по банковскому сектору я не вижу. У крупнейших банков не вижу. Не надо гражданам бежать, торопиться. Они всегда могут поменять деньги. И я думаю, что я вполне готов ответить за слова в отношении нашего "Банка ВТБ-24" и "Банка ВТБ", и так далее.

      - Андрей Леонидович, прочитал очень интересное интервью, которое вы дали нашим немецким коллегам, и одна из тем, которая там поднималась, это возможное отключение России от системы SWIFT. Вы сказали, что это будет равносильно объявлению войны, что американский посол должен собирать вещи и отсюда уезжать…

      - Вы знаете, я ему сказал на днях в лицо это. Я сказал, что будет интервью и будет это сказано. Причем ничего личного - только бизнес, как говорил известный персонаж книги Марио Пьюзо. Видите, здесь очень простой термин - "экономическая война". Не я даже выдумал. Один из ваших очень известных коллег на Западе в разговоре со мной сказал, что – "да какие же это санкции, это экономическая война Запада против вас".

      Сегодня те санкции, которые против нас используются, они все-таки носят достаточно выверенный характер, который, безусловно, оказывает негативное воздействие. Но все-таки не является неким таким тотальным ударом по российскому банковскому сектору. Конечно, это война. Потому что санкции, в моем понимании, - это какие-то меры ограничительные, прочее, которые должны, может быть, ограничить финансовую структуру другой страны, но не наносить ущерб собственным.

      А то, что мы сегодня видим со стороны Запада, это выглядит так: мы себе делаем хуже, но и вам мы сделаем еще хуже. Тут уже все понимают. Я вот недавно был в Штутгарте в Германии, им плохо. Многим очень бизнесменам, вплоть до разорения некоторых компаний среднего бизнеса, которые были ориентированы на Россию, плохо. Но тем не менее политическое руководство Германии идет осознанно на это, нанося удар собственным интересам ради того, чтобы навредить России. Поэтому, конечно, это экономическая война.

      Но переход в стадию отключения SWIFT либо других санкций, которые мы видели в отношении ряда российских банков, таких как банк "Россия", они применялись ранее Соединенными Штатами только в отношении так называемых стран-изгоев. Когда речь шла о полной изоляции этих стран, когда не было никаких отношений.

      Почему я, собственно, вспомнил про посла? Потому что между США и Ираном не было никаких отношений, ни посольств, ни обменов политических, никакого диалога, понимаете? И тогда, я так понимаю, что одним из элементов такого рода отношений, могут быть и санкции типа отключения SWIFT.

      Но если мы говорим о том, что Россия и Соединенные Штаты продолжают диалог по "Исламскому государству", как с ним бороться, по вопросам разоружения, по проблемам региональных конфликтов, тогда извините, не может быть одной области, где на нас оказывают просто жесткие меры, которые направлены на уничтожение нашего финансового сектора и нашей экономики, а параллельно проходят встречи, где мы улыбаемся и говорим, а как хорошо нам было бы договорить по какому-то региональному конфликту.

      Такого не бывает. Это все-таки совокупность взаимоотношений. Они либо вот на таком уровне находятся, либо на таком. Потому что каждому уровню взаимоотношений должны соответствовать в данном случае и те меры, которые они предпринимают. Если Запад готов на эти меры, то это огромный шаг в сторону ухудшения отношений с Россией. Я надеюсь, что этого не произойдет. Я надеюсь, что это пока больше угрозы.

      Хотя есть негативные факторы. Мы сейчас слышим о том, что законодатели в Соединенных Штатах начали активно продвигать закон по санкциям. Это, конечно, все негативные факторы, которые способны заморозить ситуацию на многие годы. И , конечно, это ничего хорошего не сулит ни России, ни Соединенным Штатам, ни Европе. Всем международным отношениям, и вообще всему человечеству, на самом деле.

      - В интервью немецким коллегам вы опровергли информацию о том, что самые высокооплачиваемые менеджеры в России. Вы, вообще, как к таким историям относитесь? Потому что есть разный подход у топ-менеджеров у разных компаний. Кто-то подает на СМИ в суд. А вот как относится к этому ВТБ?

      - Я говорил со своим юристом. Он посмотрел и говорит: "Слушай, а тут ничего с точки зрения порочащего честь и достоинство мы не нашли". Потому что то, что написали, что очень много денег зарабатываю, в этом никакого негативного содержания нету. Они абсолютно ошиблись в своей методологии, они написали в 7 раз больше, наверное, цифру, чем я раскрыл свои доходы.

      Но, с другой стороны, никто не сказал, что это плохо. Поэтому такого состава, который я мог предъявить бы к ним, что они опорочили меня в чем-то, мои юридические службы не нашли. Я считаю, что просто журналист, как и банкир, он должен нести ответственность за то, что он делает, и за свои слова, и за то, что он напечатал. Ответственность она не обязательно должна быть в суде какая-то доказана. Я думаю, что ответственность должна быть перед читателями, который, прочитав раз, прочитав два неверную информацию, в третий раз просто не станет открывать это издание или смотреть его. Я думаю, что в этом, наверное, самое главное.

      - Логичный вопрос в завершении разговора. Какие ваши прогнозы на начало следующего года? У вас ощущения какие как у руководителя банка, что ждет и банковский сектор, и экономику страны?

      - Всегда говорят, банки, как птицы в момент землетрясения, они всегда раньше чувствуют. Потому что банк работает на полном срезе. Мы работаем на международных рынках, на финансовых рынках, мы работаем с населением, работаем с крупными компаниями. Вот в 2008 году мы раньше всех почувствовали землетрясение. Я сейчас не чувствую землетрясения. Более того, мы сегодня видим, что многие наши клиенты, крупнейшие экспортеры, чувствуют себя гораздо комфортнее.

      Да, у нас непростой период. 2015 год у нас не будет бурного роста, конечно. Но у нас может быть даже некое снижение темпов роста. Базовые показатели наших предприятий достаточно стабильные. Я не ожидаю каких-то провалов, каких-то кризисов. И я думаю, что ситуация будет подконтрольная, хотя сложная. Банковский сектор, я уже говорил, будет расти не такими темпами, как раньше.

      Я думаю, он будет укреплен с точки зрения капитала. И мы достаточно в этом году создали резервов, допустим, мы, "Банк ВТБ" - я думаю, что и другие крупнейшие банки, - чтобы пройти 2015 год без каких-то катаклизмов. Я думаю, что мы можем достаточно уверенно войти в 2015 год, понимая, что он будет трудным. Но он в целом будет годом развития для нас.

      Беседу провел экономический обозреватель ТК "Россия-24" Алексей Бобровский.

      Рубрики: Президент, ЦБ, ФСФР, Валюты, Россия, Финансы

      Метки: SWIFT, Банк ВТБ, банки, валюта, инфляция, послание президента Федеральному собранию, санкции

      Читайте также

      

      Видео

      

      Инфографика

        Популярное

        • Торговля России с Турцией: доллар, прощай?

          12.08.2016

          Неожиданно возникшее противостояние между Турцией и Западом стало нарастать, особенно после того, как НАТО напомнила Турции о том, что страна по-прежнему является членом организации, заявив, что "членство Турции в НАТО не подвергается сомнению".

        • Участники "Северного потока-2" дали ответ Польше

          12.08.2016

          Партнеры по проекту "Северный поток-2" - "Газпром", Engie, OMV, Shell, Uniper и Wintershall - в пятницу подали совместный ответ на "заявления о возражениях" польского антимонопольного органа UOKiK относительно создания партнерами совместного предприятия.

        • Forbes: 9 самых богатых актеров России

          22.07.2016

          Журнал Forbes опубликовал рейтинг самых обеспеченных российских актеров: его возглавил Дмитрий Нагиев, чей доход составляет $3,2 млн. Ниже представлен рейтинг топ-9 самых обеспеченных российских знаменитостей.

        • Ротшильд: ЦБ ведут глобальный финансовый эксперимент

          16.08.2016

          Глава фонда RIT Capital Partners лорд Джейкоб Ротшильд предупредил инвесторов о том, что финансовые рынки в последнее время функционируют в условиях "глобального эксперимента" со стороны центральных банков.

        • Таинственные продажи золота продолжаются. Для чего?

          25.08.2016

          Довольно странные вещи происходили вчера на рынке золота. Какой-то крупный игрок решил обвалить рынок, продав за минуту контракты на сумму $1,5 млрд. Похоже, это было только начало, давление на котировки продолжилось.

        Актуальные темы

        • Пятилетка Кука: что ждет Apple следующие 5 лет?

          Тим Кук уже 5 лет успешно руководит Apple. Продажи росли, как и выручка, капитализация и стоимость бренда. "Дойной коровой" стал iPhone, но бесконечно так продолжаться не может, и Тим Кук ищет другие точки роста. Что же ждет Apple в следующую пятилетку?

        • Что известно после взлома Фонда Сороса?

          Хакеры взломали Фонд Сороса. На сайте DCLeaks.com выложено огромное количество документов внутреннего содержания, как сообщило агентство Bloomberg.

        • Брентон: Британии нужно улучшить отношения с Россией

          Бывший посол Великобритании в России Энтони Брентон призвал британские власти к налаживанию двусторонних отношений с Россией, отметив безрезультатность санкций и "опасный бред" подготовки к противостоянию в духе новой "холодной войны".

        • Россия и Турция: "перезагрузка" в Северной Пальмире

          Президент РФ Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган по итогам переговоров в Санкт-Петербурге совместно выступили за восстановление ухудшившихся отношений между двумя странами.

        Рекомендуем

        Карта российского рынка

        Метки

        Медиаметрикс

        Обратная связь закрыть

        Форма обратной связи

        Пожалуйста, введите текст изображенный на картинке внизу.

        Отправить

        Ошибка на сайте закрыть

        Форма Отправки ошибки на сайте

        Пожалуйста, введите текст изображенный на картинке внизу.

        Код чувствителен к регистру. Чтобы обновить, кликните один раз на картинке.

        Отправить