Панкин: идея создания банка ШОС распадается

09.07.2015 15:29

Формирование альтернативы сложившимся международным финансовым институтам - одно из главных направлений взаимодействия стран-участниц БРИКС и ШОС. Банк развития БРИКС и пул валютных резервов призваны выдвинуть новые способы решения финансовых проблем. В настоящее время уже идут разговоры о создании аналогичной организации в рамках Шанхайской организации сотрудничества. О перспективах взаимодействия банка ШОС и ЕАЭС в эксклюзивном интервью рассказал предправления Евразийского банка развития Дмитрий Панкин.

- Дмитрий Владимирович, какими вы сегодня видите основные приоритеты финансового взаимодействия стран в рамках БРИКС и ШОС?

- Вы знаете, я бы выделил два основных направления. Первое – на международной финансовой арене формирование некого альтернативного механизма в сложившемся международно-финансовом институте. То есть то, что мы видим сейчас, Международный валютный фонд: уже более 10 лет идут переговоры о повышении роли развивающихся стран, о перераспределение квоты в пользу стран БРИКС. Ничего не сделано. Воз и ныне там. Мировой банк: опять-таки примерно те же самые разговоры, тоже отсутствие какого-то прогресса, каких-то существенных изменений в его работе. Вот на фоне определенной стагнации международных финансовых институтов закономерно появляется желание быстроразвивающихся стран формировать альтернативную систему и предложить какое-то иное решение валютно-финансовом проблеме. Вот в этой связи я как раз вижу формирование пула валют стран БРИКС, создание механизма межбанковского кредитования между этими странами и создание нового банка, банка БРИКС. Это одна составляющая часть. А второй вопрос - это уже формирование каких-то реальных проектов, которые были бы интересны этим странам. Здесь можно, наверное, пока говорить только о двусторонних проектах. Россия – Китай, Россия – Индия, Китай - ЮАР - такие проекты можно найти. По проектам, где были бы объединены интересы нескольких стран, пока сложнее. Но, я думаю, здесь как раз задача банка БРИКС, чтобы он постарался найти такие проекты, в которых заинтересованы сразу несколько стран.

- А на ваш взгляд, насколько продвинулось финансовое сотрудничество стран БРИКС с момента формализации этого объединения в 2009 году?

- В 2009 году никакого финансового сотрудничества не было, и все достаточно скептично смотрели на сами перспективы такого сотрудничества. Казалось, некая странная ассоциация разных стран, объединенных только названием, которое придумал там 10 лет назад ОНил, главный экономист, по-моему, тогда был Голден Сакс. И, казалось, ничего общего нету, и все это вот так спокойно и разойдется. Но, я считаю, сейчас уже есть реальные результаты вот этого сотрудничества и появляются реальные плоды: Банк БРИКС, пул валют, переговоры о конкретных проектах.

- Давайте теперь поговорим о ШОС. С момента появления этой организации она больше занималась вопросами военного сотрудничества между странами-участницами. Но сейчас все активнее говорят о возможности создания Банка развития ШОС. В связи с этим видите ли вы какие-то точки соприкосновения, какие-то возможности для экономического сотрудничества между ЕАЭС и ШОС?

- Тему Банка развития ШОС уже достаточно долгое время обсуждали. Были идеи о превращении нашего Евразийского банка развития в Банк ШОС. Но пока все эти разговоры, все эти идеи ничем особенно не закончились. Почему появилась тема Банка ШОС? С одной стороны, Китай с его многомиллиардными резервами и желанием эти средства инвестировать в проекты в Азии. С другой стороны, желание стран среднеазиатского региона получить деньги из любого источника. Они остро нуждаются в деньгах - Узбекистан, Таджикистан, Киргизия. И для них очень важно появление еще одного финансового института, который мог бы дать деньги. Вот это были два изначальных драйвера. Что изменилось с тех пор? Китай сформировал Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. И очень сильные банки Китая направлены на создание, на институализацию, на разработку процедур, операций этого банка. С другой стороны, я считаю, достаточно активно работал Евразийский банк. Также антикризисный фонд, который создали наши страны, и через этот фонд и через банк ряд проектов в странах Киргизии. Таджикистана, Армении уже был прокредитован. Страны получили финансовые кредиты. Поэтому острота создания еще одного банка ШОС ушла. И слишком много банков получается в одном регионе. Есть и банк БРИКС, есть и банк ШОС, есть Евразийский банк. Создание еще одного банка - наверное, у нас столько профессионалов нет на рынке, чтобы создавать еще один банк. Скорее сейчас важна координация работы действующих банков, банков развития, создающихся банков в Китае, банка ШОС. Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, Банка БРИКС, координация их с имеющимися банками. И отработка проектов. Потому что банков много, проектов мало. То есть важно сейчас работать по конкретным проектам, доводить их до стадии, когда банки могут их финансировать, когда понятны финансовые потоки, когда понятны там юридические схемы. Вот, на мой взгляд, это сейчас самое главное.

- Что мы-то от этого получим?

- Мы получим конкретные проекты и реализацию конкретных инфраструктурных логистических программ. Мы должны получить решения транспортно логистических проблем, которые сейчас препятствуют развитию интеграционных процессов, в том числе, кстати, в рамках ЕврАзЭС. Транспортные пути Китай - Средняя Азия - Европа, транспортные пути Россия - Средняя Азия - Индия. Вот огромное поле для работы. И есть очень много потенциально интересных проектов, которые нуждаются в доведении до стадии, пригодной для финансирования.

- Вы уже упомянули то, что изначально планировалось создавать Банк развития ШОС на базе вашего Евразийского банка развития. Почему все-таки отдельные страны-участницы ШОС выступили против этой идеи?

- Вы знаете, как всегда, когда создается что-то новое, вопрос, где это будет учреждение находиться. Штаб-квартира нашего банка в Алма-Ате. Позиция Узбекистана - банк ШОС должен обязательно быть в Ташкенте. Тут есть Киргизия, а у Киргизии позиция, что банк ШОС должен быть в Бишкеке. На этом пока дискуссии закончились.

- Но есть еще и Китай, который также выступал за другую идею, за идею создания банка развития ШОС по прототипу МВФ, где Китай играл бы ведущую роль.

- А Китай создает Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

- Но мы же участвуем в этом проекте?

- Да. Вот и получается, что фактически идея Банка ШОС сейчас немножко как бы распадается на разные проекты. То есть Китай реализовал свои цели через создание Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Там проекты сейчас, надеюсь, мы будем согласовывать через механизм координации банков развития стран ШОС. Не отдельного банка, а координация банков развития, которые есть в каждой из стран ШОС.

- Но на примере этого пока несоздания банка развития ШОС можно ли говорить, что все-таки в рамках БРИКС страны-участницы больше заботятся о совместном каком-то экономическом процветании, нежели в рамках ШОС, когда страны все-таки больше оттягивают одеяло на свою сторону?

- Нет, я бы не стал все-таки говорить, где страны больше заботятся, где меньше заботятся о своем экономическом процветании. Будем исходить из логики, что все страны заботятся о своем экономическом процветании, только реализация этих процессов может идти разными путями. То есть в странах БРИКС, и задача банка БРИКС, она немножечко все-таки другая. Это скорее такая политическая инициатива, инициатива создания института на международной финансовой арене. То есть где-то в параллели МВФ. Я не говорю, альтернатива МВФ. Но скорее это уже замах на глобальный финансовый инструмент, глобальный финансовый институт. Если же мы говорим о Евразийском банке или гипотетическом Банке развития ШОС, скорее это региональные инструменты, которые призваны решать региональные задачи: инфраструктуру, энергетику в регионе. Поэтому вопросы разные.

- А почему тогда, на ваш взгляд, Банк развития БРИКС не может быть противопоставлен МВФ? Может быть, в перспективе мы до этого дорастем?

- В перспективе, может быть, дорастем. Потому что, если мы увидим, что развитие МВФ, развитие мирового банка блокируется - и я бы не стал использовать термин "стагнация", но в определенной степени нет какой-то динамики в развитии банка, - то это естественно. Какие-то институты зарождались довольно давно, а он зародился после Второй мировой. Где-то был пик его расцвета, где-то идет уже определенная стагнация и появляются новые институты развития. Поэтому, мне кажется, здесь как раз будущая роль банка БРИКС очень интересна.

Беседу провела ведущая ТК "Россия-24" Наиля Аскер-заде.