Вести Экономика

ВЕСТИ Прямой Эфир

 

      Савельев: акции "Аэрофлота" недооценены в 2-3 раза

      Распечатать

      15.01.2016 18:23

      О ситуации на рынке авиаперевозок, банкротстве "Трансаэро", лизинге самолетов и ценовой политике перевозчиков рассказал глава "Аэрофлота" Виталий Савельев в программе "Мнение".

      За семь лет "Аэрофлот" заработал такую репутацию, что при снижении тарифов пассажиры выбирают компанию "автоматом". Поэтому авиаперевозчик несет огромную ответственность как перед клиентами, так и перед другими авиакомпаниями.

      - Виталий Геннадьевич, здравствуйте! На фоне неутешительных экономических прогнозов, которые сегодня доходят до нас с полей Гайдаровского форума, логично спросить, какие планы и какие прогнозы строит компания "Аэрофлот"? К чему готовиться россиянам в смысле ожидания цен на билеты и чего ожидаете вы в смысле загруженности авиаперевозок?

      - Да, это достаточно актуальный вопрос, все его обсуждают.

      - И это индикатор экономики.

      - Абсолютно. Мы всегда об этом говорили. Потому что мобильность населения показывает его готовность двигаться, есть ли у него деньги. Если говорить про "Аэрофлот", то компания показывала устойчивый рост в течение всего года. Мы сейчас подводим итоги. Ожидаемый объем перевозки пассажиров "Аэрофлотом" за 2015 год - это 26,1 млн человек. Это наш очередной рекорд, и это рост примерно на 10%.

      Хочу сказать, что мы показывали устойчивый рост весь прошлый год без учета "Трансаэро". Как группа мы выросли на 14% и перевезли 39,4 млн человек. И вот тут вопрос, который был с "Трансаэро": все опасались за монополию. Хочу всех обрадовать и сказать, что "Аэрофлот" не монополист. Если мы оценим нашу долю рынка по прошлому году, то с учетом иностранных перевозчиков, которые также летают в Россию и перевозят россиян, наша доля как группы - 37%. Есть и другая статистика, на наш взгляд, она не очень корректна: когда мы вычленяем иностранцев и говорим только о российских компаниях, эта доля составляет порядка 42%. То есть 37-42% - вот наша доля. Я еще раз хочу вам рассказать, что Lufthansa у себя имеет долю рынка около 60%.

      - Это для вас целевой ориентир по-прежнему?

      - Нет. То же самое Air France, Alitalia. Понимаете как? Целевой ориентир - это выбор пассажира. Потому что если мы будем занимать долю рынка больше 50% - к чему мы не стремимся, я хочу это подчеркнуть, - мы сразу подпадаем под специальные условия регулирования ФАС. Это не проблематично, но это сдерживает бизнес. Надо быть предельно аккуратным, потому что это рынок: вы доминируете на рынке либо имеете большую долю рынка. Поэтому у нас нет стремления завладеть рынком, мы очень аккуратно к этому относимся. И поэтому мы сразу предполагали, что те 13 млн пассажиров, которых перевозила "Трансаэро" по итогам 2014 года, просто потихоньку перераспределились.

      Безусловно, текущий год покажет выбор россиян, потому что "Аэрофлот" сейчас переформатирует свою группу. Вы знаете, что у нас остается "Аэрофлот" в премиум-сегменте. У нас очень неплохо развивается "Победа". Кстати, мы не монополисты: "Победа" в декабре перевезла 3-миллионного пассажира. Что касается среднего сегмента, то мы на базе авиакомпании "Россия" туда операционно вливаем компании "Донавиа" и "Оренбургские авиалинии". И я хочу всем, и нашим коллегам, объяснить, что нет никакого сокращения. Мы забираем флот этих дочерних компаний в "Россию" при интеграции, и, естественно, мы забираем персонал. Там будут небольшие корректировки, но производственный персонал – пилоты, стюардессы, инженеры - безусловно, они нужны.

      То же самое происходит с "Трансаэро". Мы, как вы знаете, перевезли более 1 миллиона 900 тыс. пассажиров, и никакого коллапса не было, хотя это было реальное банкротство и мы реально были в тяжелейших условиях. Для меня это впервые, я и мои коллеги получили бесценный опыт управления банкротством. Мы это сделали без коллапса, без "нервяка" для пассажиров. Поэтому и я, и все мои ребята получили бесценный опыт именно в этом. И хочу отметить, мы очень щепетильно относились и к трудовому коллективу, поэтому не было каких-то выбросов, всплесков. У нас до настоящего времени открыто 6 тыс. вакансий для специалистов "Трансаэро". Потому что мы берем флот (это 34 машины "Трансаэро", которые перейдут по лизингу в "Россию" и в "Аэрофлот") и, естественно, мы берем персонал.

      К сожалению, персонал идет медленно. При том, что мы сразу получили более тысячи предложений, к нам пришло на сегодняшний день 2044 человека - вот те, кого мы взяли. Еще примерно 800 человек находятся на рассмотрении, они проходят тесты, проходят собеседования.

      - А что не устраивает, зарплаты?

      - Вы знаете, нет. Зарплата топ-менеджеров у нас в целом поменьше, чем была в "Трансаэро", но они получают те же условия и тот же социальный пакет, что есть в компании "Аэрофлот" или в авиакомпании "Россия", они ничем не ущемлены. Проблема в другом. У нас на рынке, по-моему, очень много игроков авантюрного плана. Я не буду называть имена и фамилии, они сами себя уже в прессе назвали. У нас еще много топ-менеджеров "Трансаэро" работает, бывших замов генеральных директоров, они у нас в компаниях. Они нам объясняют, что людям обещают, что компания "Трансаэро" возродится и полетит. И люди ждут. Вот это нас немножко напрягает, потому что как только воздушные суда "Трансаэро" начнут приходить к нам в парк (они сейчас находятся на техническом обслуживании), если мы к этому времени не доберем специалистов "Трансаэро", мы будем брать с рынка. И тогда этих вакансий для них не будет.

      - У вас есть возможность восполнить кадровый дефицит.

      - Конечно. И я, пользуясь случаем, просто хочу им сказать: коллеги, если вы готовы приходить – вакансии открыты. Но это не бесконечная тема, и мы бесконечно ждать никого не будем.

      - Будем рассчитывать, что услышали. Я уточню по поводу доли на рынке. 42% - это с учетом новой объединяющейся компании?

      - Да.

      - 42%? То есть компания, которая появится, будет второй после "Аэрофлота"?

      - Мы говорим про факт. Безусловно, когда мы сейчас введем дополнительно 34 машины, но они будут поэтапно входить: сначала 24, 10 машин просто идут по контракту, - рынок может меняться, безусловно. Но первое: в целом российский рынок авиации не показал роста по отношению к прошлому году. Я не знаю последней статистики, ее еще нет, но за 9 месяцев, за 11 месяцев рост был примерно 0,5%. То есть конец 2015 - это примерно уровень 2014 года. Конечно, мы считаем, что рынок будет расти. Он очень изменился по структуре. Сейчас гораздо меньше людей стало летать за границу.

      - Да. Я хотела спросить, куда сегодня летают россияне?

      - Очень много перемещений внутри России, очень востребованные направления – Симферополь, Сочи.

      - Особенно, наверное, в праздники?

      - Конечно. Поэтому идет переориентация рынка, в силу разных причин. У нас же еще есть извечный вопрос: дорого или дешево? Совсем недавно мы общались с Федеральной антимонопольной службой, они всегда стоят на страже интересов пассажиров, и Игорь Юрьевич Артемьев лично, вот мы с ним встречались. Мы вместе пришли к выводу, мы кое-какие корректировки внесли, но "Аэрофлот" - я это официально заявляю - оставил цены декабря 2015 года фактически по всем направлениям в России на уровне цены декабря 2014 года. Да, изменились цены по зарубежным направлениям. Но здесь не в "Аэрофлоте" проблема. Если вы пересчитаете цену в валюте, в долларах к рублям или в евро...

      - Курсовая разница?

      - Конечно, цена будет тоже такая же точно. Просто когда курс становится за 70, что мы сделали в декабре? Мы провели акцию, где на внутренние перевозки полностью на 10% за счет курсовой разницы опустили цены. И это очень важно.

      Конечно, рынок может поменяться за счет того, что мы вводим новый флот. Не все авиакомпании чувствуют себя уверенно на российском рынке в силу разных причин. Потому что, на самом деле, чувствительность рынка очень большая. Хочу сказать такую интересную вещь. Вот лоукостер "Победа", я председатель совета директоров, чувствительность пассажира по цене на билет - 100 рублей, вы не поверите.

      - Почему? Охотно верю.

      - Вот смотрите, 1200 рублей, пассажир берет билет. Мы делаем 1300 - идет падение, мы вынуждены восстанавливать сразу. То есть 100 рублей на 1200-1300 для пассажира сегодня имеет значение.

      - Вам эту курсовую разницу, эту волатильность валюты придется учитывать и в этом году. Потому что вы видите, какие ожидания сейчас по рублю, и соответственно вам придется делать корректировки или принимать какие-то стратегические решения. Вы к ним готовы, они у вас есть?

      - Конечно, есть. В чем здесь проблема? Очень сложно говорить, какой будет спрос. Мобильность населения - это на самом деле фактор здоровья экономики.

      - Платежеспособности населения.

      - Конечно. Население сначала думает о семье, о зарплате, о здоровье, об ипотеке, а потом только на лишние деньги может позволить себе путешествовать. И, безусловно, это рынок, за который надо будет бороться. Сегодня у нас было заседание правление, я познакомился с аналитикой, которую нам делает Международная независимая компания по работе с инвесторами. 85% инвесторов "Аэрофлота" считают, что мы рыночная компания, что очень важно. И, на самом деле, "Аэрофлот" - рыночная компания. У нас есть некоторые моменты, где, как многие думают, идет какое-то давление государства. Нет, "Аэрофлот" пытается себя позиционировать как рыночная компания. Только конкурент у нас - это Lufthansa, British, Turkish Airlines. Это была изначальная тема. Помните, мы всегда говорили, так случилось исторически, не потому что я в "Аэрофлоте", "Аэрофлот" всегда был государственной компанией с большой долей госучастия. Так случилось. Вот эта история продолжается.

      - Ваш потребитель, тем не менее, россиянин. Средние доходы россиян, по разным подсчетам, за прошлый год снизились от 20% до 30%. В этом году снижение, скорее всего, продолжится, несмотря на прогнозы по поправке по инфляции. Скорее всего, люди будут продолжать беднеть, потому что кризис не преодолен. Соответственно вы ожидаете снижения авиаперевозок?

      - Здесь есть очень тонкий момент.

      - Или по сегментам где-то?

      - Тогда я позволю себе вернуться к той информации, которую я давал рынку и которая не была воспринята. Это можно найти легко в прессе. Вот что я говорил в августе 2014 года. Я говорил о том, что в стране назревает авиационный кризис. Я ничего не придумал. Я озаботился тем, что нам делать, и мы посмотрели опыт американских компаний, которые работали в кризис после 11 сентября 2001 года. Под флагом американского регулятора - никто, наверно, не сомневается в жесткости американских регуляторов - они поставили до 20% парка всех авиакомпаний на бетон, то есть перестали летать. Тем самым они сохранили все авиакомпании, выдержав этот объем.

      Что произошло? Мне тогда ответили через прессу чиновники, что мы так не пойдем. Почему американцы могли себе это позволить, а мы нет? Я пытался сделать посыл, это можно тоже посмотреть на "России 24", на Петербургском форуме в июне прошлого года. Я единственный, кто высказался по авиационной тематике. Герман Оскарович Греф, кого я глубоко уважаю, тоже говорил о кризисе. Но меня тоже опровергли: все хорошо у нас, какой кризис? И тогда я сказал, что нас ждет авиационный коллапс осенью этого года. Что и произошло с "Трансаэро".

      - Что-то мне подсказывает, что то, что вы были правы, сейчас для вас станет слабым утешением все-таки.

      - Нет. Мы не просто были правы. Если бы мы просто говорили, прогнозировали, я тоже внимательно слежу за Гайдаровским форумом, хотел выступить, мне дали слово. Смотрите, я переживаю пятый кризис. И 2008 год - это не тот кризис, который был в 1998 году. Алексей Леонидович Кудрин вчера правильно сказал, что если мы будем идти так же, как сейчас, той же стратегией, в этой парадигме находиться, то мы можем прийти к 1998 году, когда население реально обнищало за счет того, что произошла масса банкротств, прежде всего банков.

      Значит, сегодняшняя история такова. У "Аэрофлота" есть три пакета мер, которые мы должны были задействовать в момент кризиса. Два пакета из трех мы вскрыли. Какой первый пакет? Мы думали, кризис будет-не будет, мы сокращали убыточные направления и думали, что этим ограничимся. Нет. Мы видим, что кризис идет дальше. Мы вскрыли второй пакет. Второй пакет - это уже было сокращение численности "Аэрофлота" и "дочек" - и вывод, то есть постановка на бетон, как мы говорим, самолетов. Бывают такие ситуации на рынке, когда дешевле платить лизинг за самолет, чем на нем летать. Мы сократили 10% персонала в целом по группе, и мы вывели более 30 машин.

      Когда мы пришли в "Трансаэро", мы были поражены: ни одного человека не было сокращено, ни одного самолета не было выведено. А что, кризис никого не касался? Посмотрите, как грамотно действует "ЮТэйр". Они находились также в предбанкротном состоянии, они почти вполовину сократились. Я отдаю должное Андрею Мартиросову. Он пожертвовал имиджем третьей компании в России, но он себя сохранил. Также грамотно действуют Филевы.

      - Третий пакет?

      - Я о нем говорить не будут. Он жесткий. Я надеюсь, мы его не вскроем.

      - Он похож на "ЮТэйр"?

      - Вы знаете, ведь решения примерно одинаковые. Но я хочу сказать одно, что "Аэрофлот" мы сохраним. Это компания с государственным участием, это не просто лидер гражданской авиации, это лицо страны. И все наши международные награды показывают, что с нами считаются и мы довольно серьезный игрок на международном рынке. И, конечно, все наши меры, которые мы будем предпринимать, в первую очередь направлены на сохранение компании. "Аэрофлот" сохранится при любом раскладе. Что касается рынка и цены билета, нет такого понятия – дорого, дешево. Это все относительно. Вот как в "Победе", да? Лоукостер "Победа", представляете, мы экономим там на всем, буквально на скрепках. Цена, которую показывает "Победа", - это та минимальная цена, которая окупает производственную себестоимость.

      - И все равно она многим кажется высокой.

      - Вы же правильно говорите, что люди потеряли в зарплате, потому что еще импортозамещение.

      - Потребительский спрос сейчас очень низкий, да.

      - Но смотрите: мы перевозим порядка 100 млн человек за год. "Аэрофлот" вместе с "Победой", со всей группой позиционирует себя, и это правильно, 37%. То есть нам еще роста-то 10%. По нашему прогнозу, по нашему бизнес-плану, который уже утвержден советом директоров, мы не вылезаем за цифру 50%, с учетом даже ввода нового Флота. Мы считаем, что все будем грамотно летать, даже при падении спроса. Все равно будет перемещение. По чувствительным направлениям - это Дальний Восток, Калининград, Симферополь - мы оставили плоские тарифы, о которых мы говорили и которые были поддержаны президентом страны Владимиром Владимировичем Путиным еще год назад. Сейчас мы сделали поправку на инфляцию, и мы их сохранили. Почему? Потому что мы понимаем, что эти направления востребованы и как раз на них летает наиболее незащищенная часть населения, которая не может при зарплате в 50 тысяч купить билет за 30 тысяч в одну сторону. Поэтому мы там сделали цену 20 тысяч туда-обратно с таксами, сборами.

      - И мы видим, как другие компании с этим не справляются, закрываются очень быстро. Вы даете прогнозы по дальнейшему очищению рынка? Будут уходить российские авиакомпании еще?

      - Вы знаете, этот вопрос лучше задать регулятору. У регулятора есть, скажем так, четыре группы авиакомпаний, то есть авиакомпания находится в одной из групп. Самая лучшая группа - это "Аэрофлот". Мы находимся в первой группе. Если компания попадает в четвертую группу, эта компания проблемная. То есть у компании нет средств. Ведь в чем проблема с "Трансаэро"? Когда мы пришли, увидели изнутри, мы были поражены.

      - Сейчас многие поражены. И кредиторы поражены.

      - Вы понимаете, компания не платила с января по сентябрь, когда мы пришли, лизингодателям за самолеты. А чего все молчали? Более 2 млрд задолженность была во внебюджетные фонды. А как это так?

      - А с вами регулятор не делится информацией о том, кто попал в четвертую группу?

      - Нет.

      - Ведь по идее вам должно быть интересно, кого вы будете спасать и перевозить в этом году? Чьих пассажиров?

      - Вы знаете, то, что сделал "Аэрофлот", это, скажем так, была...

      - Это была акция, это была большая серьезная кампания.

      - Да, это серьезный игрок, да, и там серьезный объем пассажиров. Все-таки 1 млн 900 тысяч. Кстати, я, пользуясь случаем, хочу сказать, что я очень благодарен министру транспорта Максиму Соколову, потому что без поддержки министерства транспорта в этой истории, помните, когда мы пытались перевозить пассажиров, в это время шла продажа билетов, допродажа, туристические компании пытались играть на рынке, в момент, когда произошел коллапс. И благодаря поддержке именно министра и Минтранса мы смогли это сделать. Я бы очень не хотел, чтобы нам поручили, потому что у нас, во-первых, физических возможностей может не быть, мы еще не зализали раны, после того что произошло. Мы же потратили реально большие деньги.

      - "Трансаэро", кстати, подал к вам встречный иск.

      - К нам - я еще не знаю. Он подал в Росавиацию.

      - А, в Росавиацию.

      - В Росавиацию, да. Мы выиграли суд у "Трансаэро" пока на 5 млрд рублей.

      - Да, потому что они заявляли еще…

      - И сейчас еще 2 и 7. Мы просто доказали, что эти деньги они нам реально должны. Когда нам говорят про 56 направлений, которые мы получили, а что все так возмущаются? В свое время "ЮТэйр" "Атлант-Союз" спасал во "Внуково". Мы это все знаем. Все направления "Атлант-Союза" получил "ЮТэйр". Никто же не истерил. Мы понимали: он потратил деньги, и ему надо компенсировать затраты.

      "Аэрофлоту" надо компенсировать те затраты, которые мы понесли на перевозку 1 млн 900 тысяч, хотя, когда мы брались, статистика показывала, что всего 650 тысяч, у меня есть официальная справка Росавиации. И так и было. Но сначала Александр Петрович Плешаков пытался собрать контрольный пакет 21 день, не смог. За это время шла интенсивная продажа, а потом нашли новую нишу. Туроператоры начали не билеты продавать, что, кстати, Максим Соколов запретил официально, они начали продавать пакеты с билетами. И последовало уже вмешательство президента в эту историю, потому что это вообще бы никогда не закончилось. Понимаете, что происходило?

      - Вы пришли к соглашению с лизинговыми компаниями и уже забираете к себе лайнеры? Потому что вы были недовольны условиями.

      - Да. У нас три лизингодателя, это "Сбер-лизинг", "ВТБ-лизинг" и "ВЭБ-лизинг". У нас проведены переговоры и подписаны предварительные соглашения, в которых оговаривается цена за лизинги, другие нюансы в зависимости от того, какой комплектации и какой технической, летной годности машина будет нам передаваться. Хочу сказать, что машины "Трансаэро", которые сейчас находятся на техническом обслуживании, укомплектованы разными двигателями, разными трапами и так далее. При возврате машин они должны быть приведены в исходное состояние, либо лизингодатель должен нам это оговорить, что мы сдаем в таком же состоянии дальше. Поэтому мы ждем первую машину, это конец февраля - начало марта, и дальше машины начнут поступать. Они сейчас просто проходят стадию подготовки.

      - В свете всего, что мы обсуждали до сих пор, насколько вы уверены в финансовой стабильности компании? Какие у вас есть ожидания?

      - Скажем так. Я думаю, что "Аэрофлот" будет все-таки финансово устойчивым. Оправиться от того, что мы сделали, как бы наш вклад в "Трансаэро", я думаю, мы решим эту проблему по итогам следующего года. Загадывать, какой у нас будет годовой итог, мне сложно. Мы на совете директоров подготовили бизнес-план. Скажем так: наша задача – сработать близко к нулю по чистой прибыли. Но по росту пассажиропотока мы предполагаем, что рост будет. Потому что мы видим, какая у нас идет загрузка. Вы знаете, в чем преимущество "Аэрофлота"? Вот вспомним 2009 год, у меня в марте будет 7 лет, как я в компании, 62% загрузка. Перевезено 8,2-8,4 млн пассажиров по итогам. Численность персонала - порядка 15 тысяч.

      Вообще, в авиации есть такой среднеинтегральный показатель – на миллион пассажиров тысяча человек. То есть если мы 8,2 миллиона, значит, должно быть 8 тысяч. А сокращения были. Я вывел 26 Ту-154, это были старые машины, там были целые скандалы. Там вообще была отдельная история.

      Мы за 7 лет заработали такую репутацию, что, когда мы начинаем снижать цены или цены чуть-чуть на уровне, пассажир выбирает нас "автоматом". Поэтому мы очень осторожно к этому подходим, чтобы не опрокинуть, не нанести ущерб нашим коллегам. Не буду называть фамилии, но один из наших генеральных директоров авиакомпании звонит мне и говорит: "Я вас очень прошу, не снижайте цены. Потому что я не могу снизить, я еще в стадии реорганизации. Если вы снизите больше, я просто уйду с направления". И я это тоже понимаю.

      - И вы прям так соглашаетесь, говорите – ладно, ладно, не будем.

      - Мы не доставляем емкость на некоторые направления, по некоторым мы не можем помочь. Допустим, Дальний Восток: там есть четыре города, в которые мы летаем по плоским тарифам. И если вы посмотрите наши плоский тариф и тариф этих авиакомпаний, он существенно дороже. Но он абсолютно справедливый, он рыночный. Потому что летать ниже производственной себестоимости, что делало "Трансаэро", - это прямой путь к банкротству. Вот тогда будет то, о чем вы спрашиваете. Сколько компаний обанкротится? Ровно столько, сколько будет вести себя безответственно на рынке. Если мы отвечаем за рынок, за пассажиров, надо не просто перевезти пассажира, а перевезти так, чтобы свести концы с концами. Вот вся история.

      - Поправить финансовое положение можно с помощью продажи какого-то пакета акций. Насколько удачной вы считает конъюнктуру рынка для приватизации?

      - Это извечная тема, надо ли приватизировать "Аэрофлот"? Если я сейчас скажу, что нет, не надо, мне скажут – ты не рыночник. Если я скажу – надо, то люди, которые глубоко понимают бизнес, скажут: он сумасшедший. Есть две вещи, когда идет приватизация. Первое. Они устраивают менеджмент. Что-то делают не так, надо поменять менеджмент. Вроде бы за 7 лет мы не дали повода сомневаться, что менеджмент чувствует себя уверенно и компанию ведет правильно. Тогда возникает второй вопрос.

      - Привлечение финансовых ресурсов.

      - Не только. Потому что продажу осуществляет государство, оно же владелец пакета в 51%. Хорошо. Мы продаем 51%, мы говорим о том, как пополнится казна. Да никак. Сегодня стоимость "Аэрофлота" - 56 рублей за акцию. Совсем недавно "Аэрофлот" стоил 90 рублей за акцию. Оценки тех же аналитиков показывают, что мы сегодня недооценены на 19%. Я думаю, что гораздо больше. Совсем недавно, вот в момент кризиса с "Трансаэро", "Аэрофлот" стоил 35-36 рублей за акцию. А вообще нам прогнозировали, что если мы возьмем "Трансаэро" на себя в полном объеме, то будет стоит 6 рублей. Это был бы коллапс. Сейчас все инвесторы говорят, что мы очень грамотно все сделали. Да не мы грамотно сделали, а так получилось. Может быть, пришлось бы брать на себя тогда все "Трансаэро" вместе, если было бы 75 плюс одна акция, весь пакет. Но получилось как получилось. Приватизация - это очень тонкий инструмент. Чего мы хотим добиться? Я вам назову, мы же про авиацию говорим, не в целом про страну. Вот Ли Куан Ю, он ушел из жизни, его спрашивали про Сингапур.

      - Лидер Сингапура.

      - Да. Он всегда отвечал: "А зачем я буду продавать компанию "Сингапурские авиалинии", если она лучшая в мире?" Почему контрольный пакет Финляндия имеет, 49% имеет Turkish Airlines. Посмотрите на Арабские Эмираты: арабы имеют в своих компаниях до 100% через свои фонды. Какой смысл это продавать? А что нам так чешется все время продать компанию? Что мы хотим добиться этим? В казну вы деньги не получите в таком объеме. Тогда что мы хотим сделать?

      - Но здесь вы находите понимание или вы сейчас с кем-то дискутируете?

      - Да я вообще ни с чем не спорю. Государство - хозяин, я менеджер.

      - Ну, понятно.

      - Государство приняло решение и продало.

      - Но ваша аргументация, что не стоит.

      - Я вам впервые дал такую рекомендацию. Я думаю, завтра я получу кучу звонков. Я считаю, что, наверное, если бы "Аэрофлот" сегодня стоил столько, сколько он стоит реально - 90-120 рублей, в два, в три раза выше, чем она сейчас стоит.

      - Вы не одиноки в своих рекомендациях. Глава Росимущества придерживался примерно такой же позиции. И еще один вопрос. Вы переводите часть своих направлений, часть рейсов в аэропорт "Домодедово". Не хватает мощностей инфраструктуры "Шереметьево" сейчас. Что это даст? И насколько это будет неудобно для пассажиров?

      - Мы приняли решение не переводить те 8 самолетов, которые должны были поступать в "Домодедово", и остаться в "Шереметьево" по причине того, что в "Шереметьево" высвободилась ниша. То есть некоторые перевозчики, в том числе и иностранные, стали меньше летать. Поэтому, конечно, нам было выгодно летать в своем доме в "Шереметьево".

      У нас есть временное соглашение с "Шереметьево", потому что они ведут реконструкцию, строится третья полоса, должны быть два тоннеля, и северная часть будет отстраиваться. В соглашении обозначено, что мы временно уходим, что когда они введут мощности, мы вернемся. Но мы сейчас видим, что ниша освобождается. И раз ниша освобождается, то какой нам смысл сейчас уходить в "Домодедово", если мы можем остаться.

      Сегодня на правлении у нас был доклад коммерческого директора, который нас убедил, что мы можем сохраниться. Южный терминальный комплекс, где находится компания "Аэрофлот", переразмерен. Он просто нам мал, реально мал. Сейчас были небольшие задержки по погодным условиям, хотя не очень большие, но тем не менее мы задерживались на час-два, в пиковые часы у нас была задержка багажа. У нас по багажу международный норматив. Мы не выходим из пятерки самых пунктуальных авиакомпаний мира. Мы и в прошлом году дважды были самой пунктуальной компанией мира по двум месяцам. Значит, багаж нужно вовремя выдать. У нас первый багаж должен выйти за 20 минут. Если мы стоим под рукавом, не в открытом месте, последний багаж приходит за 30 минут, и у нас это выполнение идет с коэффициентом 96%. А тут у нас были реальные сбои на Новый год. Потому что мы не справлялись с потоком.

      - И тем не менее вы решили остаться.

      - Мы сегодня такое решение приняли, да.

      - Когда начнет использоваться аэропорт "Раменское"? Я так понимаю, что это для лоукостера "Победа"?

      - Мы очень надеемся на это. Пока, к сожалению, не выполнены те условия, при которых может зайти туда авиакомпания "Победа". Мы запрашивали совсем недавно, месяца два назад "Раменское". Нам дали цены для "Победы" на уровне цен, которые мы имеем во "Внуково". Кроме того, нам дали неудобные слоты. И там не построена железная дорога. Без железной дороги мы не пойдем в "Раменское". Там всего-то надо 3-10 километров. Но если не будет дороги, мы ведь не выбросим пассажиров на автобусе, это же не Европа: здесь холодно, дождь, слякоть, непогода. Вы там можете быть с ребенком. Ну, как мы вас бросим? Не надо этого делать. По отношению к пассажиру это будет некрасиво. Поэтому мы считаем, что если будет железная дорога и будут соответствующие цены, конечно, "Победе" место именно там.

      Потому что в любом порту у нас же тоже происходит каннибализм. Откуда 3 млн пассажиров в декабре? Это в том числе и наши аэрофлотские пассажиры. Конечно, многие выбирают "Победу", потому что она дешевле. Смотрите, из 3 млн пассажиров 250 тысяч получили маркетинговые билеты, почти 10%. То есть пассажиры получили билеты по цене до 1 тыс. рублей по разным направлениям. Есть билеты там по 99 рублей. Но это не 5 билетов. Это вот на обороте, да, получается, что "Победа" привезла 250 тысяч пассажиров, 10% получили очень льготные билеты. Хочу еще заметить, "Победа" очень эффективно работает. Даже финансовые показатели там в три раза показываются лучше, чем были запланированы по прошлому году, то есть компания окупает себя.

      - Но и с учетом возможности населения, скорее всего, это будет ваш локомотив во многом. Последний вопрос. Вы анонсировали появление нового стандарта "Аэрофлота" в работе с инвалидами. Что это за стандарт, когда он появится?

      - Вы знаете, нам эту историю подсказала как раз Федеральная антимонопольная служба. Я отдаю тому, что делает Игорь Юрьевич Артемьев, я его знаю лично много лет. Служба стоит на защите населения. И когда мы начали разбирать те жалобы, сотрудники ФАС выделили две категории недовольных клиентов. Во-первых, в форс-мажорных случаях клиентам срочно нужно приобрести билет, например при смерти близкого родственника. Однако тарифная сетка устроена таким образом, что чем ближе к вылету, тем дороже билет.

      Вторая категория жалоб связана со случаями трансплантации органов. Пассажиров требуется экстренно перевезти, но у него может не оказаться средств. Для этой категории мы будем требовать справки. И для этой категории пассажиров на каждом рейсе "Аэрофлота" выделено по 3 билета эконом-класса по самым низким ценам.

      - Я благодарю вас за этот разговор. Желаю успехов!

      - Спасибо, Эвелина, вам тоже.

      - Виталий Савельев был гостем программы "Мнение". Спасибо за внимание. До свидания!

      Рубрики: Транспорт

      Метки: Аэрофлот, Виталий Савельев, Мнение, Эвелина Закамская

      Читайте также

      

      Видео

      

      Инфографика

        Популярное

        • 23 проекта Китая, которые изменят мир

          22.09.2016

          На сегодняшний день Китай, пожалуй, самая динамично развивающаяся страна в мире. Тем не менее мало кто представляет, как быстро растет и развивается инфраструктура в этой стране.

        • 13 женских профессий, которые приводят к разводу

          23.09.2016

          Мы живем в мире, где люди все больше думают о статусе, доходах и стиле жизни. В современном мире у женщин есть множество шансов добиться успехов в карьере и занять руководящую должность.

        • Центробанки избавляются от американского долга

          19.09.2016

          Еще месяц назад, когда публиковалась статистика по объему трежерис, которые держат мировые центробанки, можно было отметить, что эта цифра опустилась на $17 млрд и достигла минимумов с 2012 г. Сейчас ситуация резко ухудшилась.

        • Топ-19 стран с самым большим внешним долгом

          29.09.2016

          Мы живем в мире, где в самых развитых странах очень низкие процентные ставки. Это означает, что государству и частным лицам долги обходятся дешевле, а кроме того, такое положение дел стимулирует траты.

        • THE: топ-24 лучших вуза России

          22.09.2016

          В рейтинг 980 лучших университетов мира 2016-2017 гг., составляемый британским журналом Times Higher Education, вошли 24 российских вуза, из них 11 впервые, следует из данных на сайте THE (Times Higher Education).

        Актуальные темы

        • МВФ включил юань в SDR

          С 1 октября 2016 года китайский юань официально вошел в состав специальных прав заимствования Международного валютного фонда.

        • Болгария снабжает исламистов ракетами РСЗО "Град"

          Болгарское предприятие "Вазовские машиностроительные заводы" поставляет боевикам в Сирии ракеты для РСЗО "Град".

        • США угрожают России атаками террористов

          Официальный представитель Госдепартамента США Джон Кирби заявил о том, что если Россия "не прекратит насилие в Сирии, экстремистские группировки будут нападать на российские интересы и российские города".

        • Конгресс США впервые отменил вето Барака Обамы

          Сенат и палата представителей Конгресса США в среду, 28 сентября, проголосовали за преодоление вето президента Барака Обамы по законопроекту о правосудии в отношении спонсоров терроризма.

        Рекомендуем

        Карта российского рынка

        Метки

        Медиаметрикс

        Обратная связь закрыть

        Форма обратной связи

        Пожалуйста, введите текст изображенный на картинке внизу.

        Отправить

        Ошибка на сайте закрыть

        Форма Отправки ошибки на сайте

        Пожалуйста, введите текст изображенный на картинке внизу.

        Код чувствителен к регистру. Чтобы обновить, кликните один раз на картинке.

        Отправить