Вести Экономика

ВЕСТИ Прямой Эфир

 

      4 перспективных отрасли сельского хозяйства

      Распечатать

      11.02.2016 18:18

      Через 2-3 года в России появятся сотни новых молочных ферм, свинокомплексов и сотни тонн плодов и овощей, заявил министр сельского хозяйства Александр Ткачев в программе "Мнение".

      В России решено с 15 февраля запретить ввоз сои и кукурузы из США. Параллельно растут и амбиции нашей страны как экспортера сельскохозяйственной продукции. Например, Россия в этом году может стать крупнейшим поставщиком пшеницы

      - Александр Николаевич, здравствуйте! Для начала коротко прокомментируйте, для чего и почему ограничивается импорт сои и кукурузы из США? Это еще один политический жест?

      - Нет, мы на самом деле десятилетиями импортировали из США, Канады и Австралии не только сою и кукурузу, но очень много зерна, порядка 30-40 млн тонн. И должен сказать, что даже наша портовая инфраструктура была нацелена на то, чтобы принимать грузы, но не для того, чтобы их отправлять или грузить в портах в суда и так далее. И по проверке Россельхознадзором, правда, это произошло недавно, мы обнаружили в сое те вещества и сорняки, которые неприемлемы.

      - Грибок упоминался.

      - Да, и грибок, и сорняки карантинные, которые могут повлиять, естественно, на другие виды продукции. Они могут переходить из одной партии зерна в другую, и это опасно. И мы можем заразить свою собственную продукцию – кукурузу, сою и т. д. Поэтому было принято такое решение. И тем более, слава богу, есть другие рынки. Мы будем поставлять эту продукцию из Латинской Америки, из других азиатских рынков, поэтому наш производитель или переработчик сои не почувствует никаких перемен. И я думаю, все будет нормально.

      - Тогда давайте поговорим о потенциале российского экспорта на сельскохозяйственном рынке. Планы по экспорту сельхозпродукции на этот год. Я так понимаю, львиную долю этого экспорта по-прежнему занимает пшеница?

      - Я уже говорил о том, что традиционно Советский Союз и Россия были ориентированы на импорт большого количества зерна, но за последние десятилетия мы практически на треть увеличили производство собственного зерна. И конечно, это достижение неслучайно, прежде всего были применены интенсивные технологии. Изменилось количество удобрений, структура посевных площадей. В последние годы мы начали закупать много техники - не только иностранной, но и российского производства. Повысилось качество специалистов, агрономов, инженеров, это все сказалось на качестве зерна и, конечно, урожайности.

      Сейчас мы полностью закрываем свои потребности в продовольствии, я имею ввиду пшеницу для производства муки. Мы полностью закрываем свои потребности в производстве комбикормов для животных, хотя мы удвоили-утроили производство свинины, птицы, мяса и, естественно, потребовалось больше зерна. Поэтому у нас образуются излишки порядка 30 млн тонн, которые мы продаем на экспорт. На этом страна зарабатывает валюту, зарабатывают предприятия, и от этого, я думаю, выигрывают все. Это наше огромное преимущество: 22 из 30 млн тонн зерна мы продаем, и сегодня мы вышли в лидеры экспорта пшеницы на другие рынки. Это наше завоевание.

      - Каковы сейчас планы по наращиванию экспорта пшеницы и за какие рынки сейчас идет борьба?

      - В течение ближайших 10 лет мы должны нарастить производство зерна на 15-20 млн тонн по всей России. Прежде всего за счет внесения удобрений, увеличения количества современной техники, которая имеет хорошую скорость и качество, работает без потерь, и это даст серьезные подвижки. В дальнейшем мы увидим увеличение экспорта, подчеркиваю, это для нас комфортно. Это для нас экономически выгодно.

      - А новые рынки сбыта есть?

      - Мы традиционно рассматриваем наше Средиземноморье. Мы там присутствуем и не собираемся оттуда уходить. Новый рынок - это Китай и страны Юго-Восточной Азии. И мы собираемся продавать там достаточно много зерна, это ближайшие наши соседи, это новые для нас рынки. Их надо осваивать. Мы достаточно активно продвигаем свои товары на Восток, и я думаю, у нас это получится.

      - Еще одна задача, которая возникает параллельно с такими амбициями, с такими планами, - это, наверное, зернохранилища, перевалочные мощности, отгрузка, потому что зерно не должно портиться?

      - Надо сказать правду, что за советское время была построена целая индустрия хранения зерна, сушильные комплексы, напольные, в силосах, и это все живет. Боле того, за последнее время сельхозтоваропроизводители построили много современных хранилищ, и я считаю, в этом плане мы достаточно неплохо обеспечены, хотя мы продолжаем строить и помогать сельхозтоваропроизводителям, бизнесу создавать эту инфраструктуру. Но тем не менее здесь у нас дела идут неплохо.

      - Вы считаете, инфраструктура в неплохом состоянии. По каким направлениям мы еще можем развивать экспорт? Что еще, кроме зерна, сегодня поставляется на внешние рынки и пользуется спросом?

      - Любая развитая страна стремится к экспорту. Это абсолютно оправдано, и не у всех же есть нефть, газ, лес, уголь и другие углеводороды, полезные ископаемые. Многие прежде всего торгуют продуктами питания и на этом зарабатывают огромные средства. В том числе так поступают Италия, Германия, Франция, Дания. В Дании 5 млн человек, а поголовье свиней такое же, как в России. И практически 80% свинины производится на экспорт. Поэтому то, что мы за последние годы прирастили и увеличили не только внутреннее потребление, но и производство внутри России, и по многим позициям обеспечили себя, свою продовольственную безопасность на 85 – 90%.

      С другой стороны, мы прекрасно понимаем, что мы не должны останавливаться в росте, в объемах производства. Мы научились производить эту продукцию. И, конечно, продавать зерно, продавать сырье здорово, но мясная продукция - это продукт, в производстве которого использованы комбикорма, зерно, здесь задействованы переработчики, это добавленная стоимость. Такой продукт приносит достаточно хорошую, устойчивую прибыль. И я думаю, мы должны ориентировать наших производителей на продажи на экспорт именно этих позиций, что, собственно, и происходит.

      Недавно мы провели активные переговоры с Ираном, с Китаем, в конце февраля у нас пройдет выставка в Дубае, в Шанхае. То есть мы переориентировались с европейских рынков на рынок Юго-Восточной Азии, и это совершенно справедливо. Там живет 40% населения всего мира, это наши ближайшие соседи, и десятки лет там доминировали и зерно, и продукты питания из Америки и Европы, но нам нужно побороться за эти рынки. И нам это удается, вместе с бизнесом при поддержке правительства мы активно продвигаем свою продукцию. Надеюсь, что объемы экспорта говядины, свинины, мяса птицы, растительного масла, сахара будут расти. И от этого, как я уже говорил, будет богатеть наша страна и бизнес.

      - А как вы открываете для себя, например, ближневосточные рынки? Вы уже упомянули Иран. Известно, что компания "Мираторг", например, получила возможность экспортировать свою продукцию на этот рынок, но у нас гораздо больше компаний, гораздо больше мясных брендов, которые нуждаются в более активном государственном стимулировании.

      - Я убежден, что нам нужно только маленькое окошечко, из которого мы постараемся сделать большое окно, дверь, образно выражаясь. Мы только в начале пути, мы делаем первые шаги, это абсолютно объективно. Потому что эти рынки были для нас закрыты последние несколько десятилетий. И на этом рынке уже давно хозяйничают другие компании Европы и мира. Конечно, это непростой путь, в общем-то, нас там никто не ждет. Это всегда борьба, конкуренция - по качеству, по цене, по логистике и так далее. Это и политические вопросы. Вы знаете, что любая поездка президента или премьера всегда начинается с того, как наши компании представлены на этом рынке, что они продают там и что нужно для того, чтобы нас там принимали.

      Объемы и количество продукции на экспорт увеличиваются с каждым годом, поэтому я убежден, что через 3-5 лет мы удвоим, утроим объемы экспорта, а может быть, и больше. Надо смелее действовать, и вы правы абсолютно, у нас есть с десяток компаний, которые готовы создавать такой продукт, который соответствовал бы всем европейским стандартам.

      - Хотелось бы, чтобы не было монополии на экспорт у одной или двух российских компаний.

      - Надеюсь.

      - Вы упомянули известных европейских производителей, просто страны-производители сами по себе уже являются брендами: немецкое мясо, испанские овощи, фрукты. А в чем конкурентные преимущества российских производителей? Мы знаем жесткие европейские стандарты, что там коровам музыку нужно включать, прежде чем их подоить, это уже часть европейской культуры. В чем здесь выигрывают российские компании?

      - Во-первых, мы применяем современные технологии, мы строим комплексы, на сегодняшний день мы берем самое лучшее. Если взять любой свинокомплекс или птицефабрику в Европе, то понятно, что она построена 10-20 лет назад, не говоря уже об американских и других комплексах. Там мало что строится, мы же используем самые современные, передовые технологии.

      Во-вторых, мы имеем еще одно преимущество: мы производим экологически чистые продукты без ГМО. В мире, особенно в азиатском мире, существуют, мягко говоря, проблемы с экологией. Все уже понимают ценность российских продуктов, их качество.

      Кроме того, мы близки к этим рынкам как никто другой. Я имею в виду прежде всего Европу, Америку. Азиатские страны - это наши соседи, и, конечно, это наше преимущество. Потому что это позволяет снизить транспортные расходы, у нас меньше проблем с логистикой - все влияет, это влияет на издержки и на ценообразование. Поэтому и по цене мы более конкурентоспособны. И конечно, девальвация, которая сегодня тоже имеет место быть, способствует тому, что наш продукт конкурентоспособен. Все эти факторы делают нашу продукцию конкурентоспособной и востребованной на юго-восточных рынках.

      - В условиях сложного экономического положения, которое сейчас не принято называть кризисом, хотя, на самом деле, кризисные явления очевидны, удастся ли в этом году сохранить темпы роста сельхозпроизводства? Какие вы даете прогнозы?

      - По предварительным прогнозам Минсельхоза и, естественно, экспертного сообщества, мы очень рассчитываем на рост сельхозпроизводства на 3%. Если конъюнктура рынка улучшится, рост может быть и больше. Но это принципиально, потому что эти подвижки, тенденции, которые появились в агропромышленном комплексе нашей страны, те импульсы и те сигналы, которые дает государство нашим сельхозпроизводителям, способствуют тому, что в отрасль приходят новые игроки, которые, может быть, раньше не были связаны с сельхозпроизводством.

      Мы видим это не только на уровне крупных компаний, в стратегических планах которых стоит развитие, увеличение объемов производства. Они инвестируют в другие отрасли экономики, сельского хозяйства. Параллельно идут очень хорошие движения в малых формах предпринимательства, в фермерских хозяйствах. У нас стоят уже очереди за грантами. Люди хотят создавать животноводческие фермы. Вопрос даже стоит в том, что мы вкладываем в это недостаточно средств. Конечно, в условиях кризиса не до жиру, но тем не менее тенденция очень приличная. Я думаю, есть все основания говорить о том, что рост будет продолжаться.

      Это не просто ощущение эйфории. Мы видим, как востребована наша продукция. Мы видим, как на деле растет производство - и урожайность, и объемы. И, самое главное, люди поверили, люди пошли в бизнес: и предпринимательское сообщество, и обычные семьи, фермеры начинают развивать малые формы. Это даст большую прибавку, и мы накормим собственную страну, собственный народ отечественным товаром.

      - Вы, наверное, не можете не отметить и рост издержек для сельхозпроизводителей. Это и рост цен на топливо и удобрения, и еще по целому ряду критериев. Как это в итоге может отразиться на ценах, на продовольствии и как можно снизить эти издержки?

      - Конечно, это имеет место, это абсолютно объективные факторы. Мы, к сожалению, до сих пор многие компоненты для производства сельхозпродукции закупаем по импорту за доллары, за евро. В том числе приобретаем технологическое оборудование на западных рынках. Все это подорожало в 2-2,5 раза. Понятно, что это не может не отразиться на издержках и, в определенной степени, на росте цен, потому что в основном все новые комплексы строятся за счет кредитных ресурсов. Понятно, что кредиты нужно возвращать: тело кредита, процентные ставки - это все непросто. Тем не менее, я считаю, что, применяя высокие технологии, в условиях конкуренции, в том числе на нашем рынке, у нас есть очень много компаний и есть предпосылки, для того чтобы оптимизировать свои издержки.

      Я хочу привести пример. Компания "Мираторг", которая имеет более 3 млн свиней поголовья. Допустим, издержки на производство килограмма свинины в живом весе - 55 руб., а в среднем по России себестоимость - порядка 70-90 руб. в зависимости от способа ведения бизнеса. Получается колоссальная разница. Можно долго говорить о трудностях, но если у тебя бардак в экономике, если у тебя комбикорм не соответствует реалиям, а ты покупаешь дорогие препараты или у тебя огромное количество людей, которые, в общем-то, не нужны в таком количестве, - это все зарплата, это все издержки, это все траты и многие другие факторы. И у тебя плохо с экономикой, то, конечно, ты не только не будешь конкурировать с "Мираторгом", а значит, твоя продукция не будет востребована на рынке. Значит, у тебя будут покупать продукцию по более низкой цене.

      Это, естественно, сказывается на цене продаж, потому что производитель, у которого низкие издержки, может конкурировать, он может понизить цену, для того чтобы увеличить спрос. Вот в этом и есть хитрость, и самое главное то, что все сельхозтоваропроизводители - и в производстве молока, и в производстве мяса, овощей - должны работать над издержками, работать над себестоимостью, привлекать лучшие технологии, лучше искать людей, 24 часа в сутки думать, где сэкономить. Естественно, не в ущерб производству.

      - Вот это ключевой вопрос - качество.

      - Во всем мире каждый предприниматель думает о том, как снизить издержки. Потому что чем ты больше снизишь, тем больше получишь прибыль, а в условиях жесткой конкуренции это вопрос выживания, вот и все.

      - Это довольно опасный призыв, Александр Николаевич. На примере производства сыров, после того как был ограничен импорт сыров из западных стран, эксперты обратили внимание на резкое ухудшение качества отечественных сыров. Потому что в ход пошло пальмовое масло, потому что производители гонятся за снижением издержек, а россиянам выбирать особо не из чего сейчас.

      - Во-первых, давайте скажем честно, что не только санкции, не только закрытие рынков, французских, итальянских, повлияло на отсутствие этой продукции в российских магазинах, но прежде всего девальвация рубля. Потому что тот сыр, который произведен в Европе, будет значительно дороже. И большинство населения страны на него даже просто не посмотрит. Знаете, я вспоминаю, буквально год назад говорили, вот мы закрываем говядину, баранину новозеландскую, вот как же без стейков, караул, что будут делать рестораны.

      - А их неплохо в Воронеже производят.

      - Вы сняли с языка мой ответ. И не только в Воронеже, но и в других местах. Понимаете, нужно немного времени. Я был на 2-3 заводах уже современных и знаю, что строится еще 3 достаточно мощных завода, которые будут делать сыры высокого сегмента - и твердые, и с плесенью, каких только нет сегодня. Но большинство россиян не избалованы и покупают обычный "Костромской", "Голландский" российского производства.

      - Его можно делать из молока, а можно совсем не из молока.

      - Это уже другая история. Поэтому еще немножко времени, и, я абсолютно в этом убежден, как воронежские стейки заменили нам европейские, французские или немецкие, то же самое произойдет и на этом рынке, будет не хуже. Что касается пальмового масла, то мы с этим боремся на уровне Минсельхоза. Инициатива Минздрава заключается в том, чтобы поднять акцизы на вредные продукты. Мы это целиком и полностью поддерживаем.

      Более того, мы уже вышли с законопроектом, надеемся, со второго полугодия он начнет работать, и сегодня проходит согласование в ЕврАзЭСе, у наших партнеров по этому экономическому пространству, и принцип его будет следующий. На каждой упаковке кефира, ряженки или просто молока, и сыра в том числе, будет маркировка, что этот молочный продукт изготовлен из компонентов из пальмового масла. Потребитель должен знать, что он покупает. Пальмовое масло в 3 раза дешевле, чем молоко, и поэтому многие горе-производители пытаются снизить свои издержки за счет этого дешевого продукта и тем самым сделать свой сыр или молочный продукт более дешевым, чтобы потребитель охотнее его покупал.

      Что бы мы ни делали, мир устроен так, что все-таки главное для потребителя - это цена. И для того чтобы обеспечить равные условия и поддержать нашего добросовестного производителя, который делает молочные продукты из натурального молока, мы решили принять эту меру. С одной стороны, мы увеличим штрафы для нарушителей кратно до миллиона рублей. С другой стороны, потребитель сам будет читать, выбирать продукт из молока или пальмового масла, мы будем писать достаточно жесткие вещи. И, в-третьих, акцизы на пальмовое масло практически уравняют его с молоком, а значит, не будет экономической целесообразности покупать пальмовое масло и вводить его в молочный продукт. Эти три меры во многом очистят наш рынок, и он будет очень приемлем и для производителей, и переработчиков, и для потребителя.

      - Тем не менее российские фермеры и крупные сельхозпроизводители сегодня в той или иной мере нуждаются в государственной поддержке, в прямых субсидиях, в льготных условиях кредитования. Какими ресурсами государство располагает для поддержки аграриев?

      - Мы, конечно, ставим перед собой амбициозные задачи до 2020 года, как я уже говорил, накормить собственную страну отечественными продуктами питания, желательно, недорогими, мы все это прекрасно понимаем.

      - Тем более доходы снижаются.

      - Как бы доходы ни снижались, мы все прекрасно понимаем, что это временная мера, кризисы все проходят. Но после этого кризиса, я уверен, мы будем экономически сильнее. Зависимость от углеводородов, от нефти, от газа - слава богу, что это есть у нашей страны, но нам нужно активно развивать и другие сектора экономики, что, собственно, сегодня и происходит. Мы видим это, поддержка направлена именно в это русло. И, конечно, чтобы выполнить эту задачу, нам нужны инструменты, прежде всего финансовые.

      Если по свинине и, подчеркиваю, птице мы практически решили задачу, на 90% обеспечили страну этими товарами, то это произошло потому, что 10 лет назад были созданы нацпроекты - именно по птице и по свинине. Сосредотачивались ресурсы, были созданы льготные условия, и за 7 лет мы практически утроили производство свинины, в 2,5 раза увеличили производство птицы. Это огромные объемы, это миллионы тонн. Раньше мы даже не могли себе это представить, мы просто расписались в своем бессилии, мы считали, что это невозможно в нашей стране. Представьте себе логику американских фермеров, которые получили такой рынок, тащили сюда тысячи тонн птицы, и мы тратили на это миллиарды долларов.

      То же самое по свинине: кто только не поставлял ее в нашу страну. Это сопровождалось на разных уровнях разговорами о том, мы будем продавать нефть и закупать продовольствие. Будем продавать газ, закупать колбасу и птицу и так далее. В принципе, народ не голодал, но зато вся прибавочная стоимость была там, рабочие места там, налоги там. И мы уже говорили, что за счет сельского хозяйства живут многие страны, это целая индустрия, это промышленные технологии, это сельхозмашиностроение. Сельское хозяйство может составлять до 30% экономики страны, от него очень многое зависит.

      - Это справедливо, но прежде чем лечить болезнь, ее надо признать. Вы ее признали. Каковы инструменты лечения?

      - Инструменты прежде всего финансовые. У нас сохраняется дефицит говядины, мы обеспечены процентов на 70%. Сохраняется нехватка молока, нам нужно 6-7 млн тонн собственного производства, чтобы мы закрыли внутреннее потребление, и нехватка собственных овощей и фруктов.

      - Рыба еще.

      - По рыбе у нас все более-менее нормально, мы закрываем внутреннее потребление практически полностью, кроме консервов, но наши переработчики активно занимаются развитием этой отрасли. Есть четыре ключевых направления. Здесь и нужно сосредоточить свой главный удар. Нужны финансовые ресурсы и, естественно, льготные инструменты. В том числе нужно заложить 65 тысяч яблоневых садов, построить 1500 гектаров теплиц, нам нужно миллион коров дополнительно, которые произведут 6-7 млн тонн молока и 500 тысяч тонн мяса.

      - Александр Николаевич, где деньги?

      - Я уже приводил пример, как мы решили задачу по производству свинины и мяса птицы. Деньги есть, и они уже выделены в этом году, но мы, безусловно, хотим, чтобы денег было еще больше. Мы прекрасно понимаем те ограничения, которые сегодня есть, и очень рассчитываем, что в течение года деньги будут появляться, и будут наращивать объемы кредитования и субсидирования, и это выльется в объемы производства.

      Через 2-3 года мы получим сотни новых молочных ферм, свинокомплексов, гектары плодов, овощей и так далее. Я приводил пример: знаете, польское яблоко, 15 лет назад не было в таком количестве и такого качества польского яблока. На этом они создали целую экономику - и переработку, и рабочие места. От этого выиграла польская экономика, а мы покупали, считая, что развивать собственное производство дорого, не нужно и, вообще, у нас это не растет. Но сейчас мы обходимся без польских яблок.

      - Основным источником аграриев был, например, "Россельхозбанк", который по итогам прошлого года показывает серьезные убытки и сейчас нуждается в докапитализации. Спрашивается, где взять средства для кредитования фермерам, которые сейчас сидят и вас слушают? "Мы все это сделаем, Александр Николаевич, только давайте кредиты под 5%, как обещали, и не на очень короткий срок".

      - Во-первых, мы будем докапитализировать "Россельхозбанк" - порядка 10 млрд рублей. Это жизненно необходимо, для того чтобы иметь денежную массу, средства, ресурсы. У банка главный продукт - это деньги и инструмент. Убытки есть, как в любом другом банке, это естественно, но финансовый баланс банка приличный, и это работающий банк, и дай бог ему здоровья. У нас практически 50% всей аграрной экономики кредитуется в "Россельхозбанке". И за последние годы он значительно прибавил по качеству работы.

      - Какие еще кредитные инструменты сегодня доступны?

      - Ничего нового в мире не придумано. Конечно, это банковские продукты. Наша позиция и наша мера поддержки - это субсидирование процентной ставки. Она в этом году будет и по коротким, и по инвестиционным кредитам, в том же объеме. Я надеюсь, что по коротким кредитам мы сможем привлечь дополнительно средства коммерческих банков порядка 800 млрд рублей, по длинным деньгам инвестиционным это сумма 300-400 млрд рублей. А значит, мы будем в тренде, значит, будут примерно те же объемы. Мы будем нести операционные расходы на уровне прошлого года, поддерживать нашу экономику и, естественно, расти. Это главные механизмы поддержки.

      - Спасибо, что их назвали! Александр Ткачев был гостем программы "Мнение". Спасибо за внимание! До свидания!

      Рубрики: Ретейл

      Метки: Александр Ткачев, Мнение, Эвелина Закамская, зерно, импортозамещение, кукуруза, пшеница, санкции, экспорт

      Читайте также

      

      Видео

      

      Инфографика

        Популярное

        • Таинственные продажи золота продолжаются. Для чего?

          25.08.2016

          Довольно странные вещи происходили вчера на рынке золота. Какой-то крупный игрок решил обвалить рынок, продав за минуту контракты на сумму $1,5 млрд. Похоже, это было только начало, давление на котировки продолжилось.

        • Ротшильд: ЦБ ведут глобальный финансовый эксперимент

          16.08.2016

          Глава фонда RIT Capital Partners лорд Джейкоб Ротшильд предупредил инвесторов о том, что финансовые рынки в последнее время функционируют в условиях "глобального эксперимента" со стороны центральных банков.

        • Утечка данных: план Сороса по дестабилизации России

          26.08.2016

          Недавние утечки электронных писем Сороса, в числе которых более 2500 документов, относящихся к деятельности его НКО, проливают свет на то, как миллиардер использует свое богатство для создания мирового хаоса.

        • Forbes: 9 самых богатых актеров России

          22.07.2016

          Журнал Forbes опубликовал рейтинг самых обеспеченных российских актеров: его возглавил Дмитрий Нагиев, чей доход составляет $3,2 млн. Ниже представлен рейтинг топ-9 самых обеспеченных российских знаменитостей.

        • Forbes: 10 самых богатых семейных кланов России

          25.08.2016

          Forbes составляет рейтинг самых успешных предпринимательских династий третий год, оценивая стоимость принадлежащего им бизнеса по методике, которая применяется при составлении рейтинга миллиардеров.

        Актуальные темы

        • Пятилетка Кука: что ждет Apple следующие 5 лет?

          Тим Кук уже 5 лет успешно руководит Apple. Продажи росли, как и выручка, капитализация и стоимость бренда. "Дойной коровой" стал iPhone, но бесконечно так продолжаться не может, и Тим Кук ищет другие точки роста. Что же ждет Apple в следующую пятилетку?

        • Что известно после взлома Фонда Сороса?

          Хакеры взломали Фонд Сороса. На сайте DCLeaks.com выложено огромное количество документов внутреннего содержания, как сообщило агентство Bloomberg.

        • Брентон: Британии нужно улучшить отношения с Россией

          Бывший посол Великобритании в России Энтони Брентон призвал британские власти к налаживанию двусторонних отношений с Россией, отметив безрезультатность санкций и "опасный бред" подготовки к противостоянию в духе новой "холодной войны".

        • Россия и Турция: "перезагрузка" в Северной Пальмире

          Президент РФ Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган по итогам переговоров в Санкт-Петербурге совместно выступили за восстановление ухудшившихся отношений между двумя странами.

        Рекомендуем

        Карта российского рынка

        Метки

        Медиаметрикс

        Обратная связь закрыть

        Форма обратной связи

        Пожалуйста, введите текст изображенный на картинке внизу.

        Отправить

        Ошибка на сайте закрыть

        Форма Отправки ошибки на сайте

        Пожалуйста, введите текст изображенный на картинке внизу.

        Код чувствителен к регистру. Чтобы обновить, кликните один раз на картинке.

        Отправить