Вести Экономика

ВЕСТИ Прямой Эфир

 

      9 мифов о бюджете от Минфина, ГД и Счетной палаты

      Распечатать

      27.11.2017 17:45

      Москва, 27 ноября - "Вести.Экономика". На прошлой неделе Госдума утвердила федеральный бюджет на 2018 г., но он оказался спорным во многих отношениях. Один из главных вопросов, как его назвать? Бюджет развития или бюджет выживания? На этот и другие вопросы рассуждали герои программы "Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым" Антон Силуанов, Татьяна Голикова и Андрей Макаров.

      Антон Силуанов, Татьяна Голикова и Андрей Макров в эфире программы "Вечер с Владимиром Соловьёвым"

      Доходы бюджета на 2018 г. запланированы в размере 15,3 трлн руб., расходы - в размере 16,5 трлн руб., дефицит - в размере 1,3% ВВП. Базовые нефтегазовые доходы в 2018 г. составят 5,5 трлн руб.

      Дефицит бюджета-2019 утвержден в размере 0,8% ВВП. Доходы запланированы в размере 15,6 трлн руб., расходы - в размере 16,4 трлн руб.

      Дефицит бюджета-2020 также утвержден на уровне 0,8% ВВП: доходы - 16,3 трлн руб., расходы - 17,2 трлн руб., базовые нефтегазовые доходы - 10,9 трлн руб.

      Бюджет на 2018 г. готовится с учетом бюджетного правила, которое утвердил президент РФ в 2017 г. отдельным законом.

      Планка отсечения по цене на нефть Urals в обновленном бюджетном правиле устанавливается на уровне $40 за баррель. Дополнительные нефтегазовые доходы, полученные от цены выше этой планки, будут направляться в резервы.

      С 2018 г. также предусматривается объединение суверенных фондов РФ на базе ФНБ. Если общий объем средств в объединенном фонде превысит 5% ВВП, его использование предлагается ограничить объемом выпадающих нефтегазовых доходов. Если общий объем средств составит меньше 5%, то объем использования будет ограничен 1% ВВП.

      Чрезвычайно интересной была дискуссия в студии "Воскресного вечера с Владимиром Соловьёвым". Глава Счетной палаты Татьяна Голикова, министр финансов Антон Силуанов и глава бюджетного Комитета Госдумы Андрей Макаров, хотя и обсудили бюджет и его влияние на экономику, отвечая на вопросы Владимира Соловьёва, но породили еще больше вопросов, ответов на которые так и не прозвучало. Но ответить на эти вопросы крайне важно.

      Население и рост экономики

      Уверенно начал глава бюджетного комитета госдумы.

      Андрей Макаров

      "Рост благосостояния (населения) не может опережать рост экономики страны. У нас были такие ситуации, когда в результате кризиса 1998 г., потом 2008 г… Сегодня, если мы хотим, чтобы доходы людей росли реально, чтобы они росли устойчиво, чтобы они росли постоянно, в первую очередь мы должны определиться с ростом экономики, а не наоборот".


      Председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров назвал новый бюджет бюджетом здравого смысла. Он объяснил, что благосостояние людей следует за ростом экономики, и никак не наоборот.

      Но рост экономики, в том числе, зависит от увеличения потребительских расходов, то есть от роста их реальных доходов.

      Если в 2017 г. сейчас рост ожидается в районе 1,8%, то в следующие годы он ускорится, но не очень сильно.

      Фактически такое высказывание означает, что доходы россиян вряд ли в обозримом будущем будут расти быстрее чем на 2-3% в год.

      Пока же реальные доходы далеки от роста, мы видим только рост номинальных зарплат и пенсий. Более того, он не постоянный от месяца к месяцу. Инфляция же по методике Росстата расходится с ощущениями россиян. Падение реальных доходов связано не только с инфляцией, но и с тем фактом, что многие граждане потеряли возможность подработки. Фактически получается, что, принося в жертву низкой инфляции экономический рост, экономический блок и тормозит рост доходов россиян.

      Когда же рост экономики почувствуют люди?

      Антон Силуанов

      "База – это рост экономики. Будет рост экономики, будет рост зарплат, доходов населения, будут и доходы в бюджете".


      Рост экономики - это база, от которой напрямую зависит рост доходов населения и поступления в бюджет. Об этом министр финансов Антон Силуанов говорил в эфире программы Владимира Соловьёва, где в субботу обсуждались вопросы экономического блока.

      Но статистика говорит об обратном. Доходы населения остаются единственным макропоказателем, который так и не отреагировал на восстановление экономической активности в 2017 г.

      В реальном выражении доходы начали сокращаться с начала 2014 г., одновременно наблюдалось ускорение инфляции. В то же время в 2017 г. восстановительный рост заработных плат и снижение инфляции так и не привели к заметному увеличению доходов населения. Заметному самому населению. О многом говорит и статистика НБКИ, рост потребительского кредитования - это не уверенность в завтрашнем дне. Заметно увеличилось количество желающих перекредитоваться.

      В целом же к началу 2017 г. доходы перестали падать, но в течение года по-прежнему остаются на 12-14% ниже, чем в конце 2013 г.

      За январь-октябрь доходы упали на 1,3% по сравнению с аналогичным периодом 2016 г. Тогда как рост ВВП России, по данным Росстата, с января по сентябрь 2017 г. составил 1,6%.

      Цены на нефть и бюджет

      Министр продолжил.

      Антон Силуанов

      "Бюджет характеризуется тем, что мы не наращиваем почти расходы. Потому что тот объем расходов, которые мы сейчас имеем, он сформировался при цене на нефть в $100 за баррель".


      Владимир Соловьёв справедливо возразил, что цены на нефть упали несколько лет назад, а бюджет почему-то сформировался еще тогда: "Вы не заметили? Нефть-то давно упала, года четыре…"

      Антон Силуанов

      "В последние годы нам приходилось урезать программы, секвестировать. Мы постоянно находились в очень большом напряжении: это же планы, это контракты, это обязательства инвестиционные, это обязательства перед людьми. Мы постоянно их сокращаем и сокращаем, чтобы не раздувать инфляцию".

      "Мы видим снижение инфляции. А это что значит? Это значит, что реальные доходы населения будут расти. Потому что доходы растут выше, чем инфляция".


      Деятельность правительства нацелена на результат. И его мы уже видим. Это, в частности, снижение инфляции. Следом потянутся и другие показатели, считает министр финансов Антон Силуанов. Об этом шла речь в программе Владимира Соловьёва накануне.

      Пока статистика свидетельствует об обратном: инфляция замедляется, но реальные доходы населения не растут.

      Сокращая обязательство федеральный бюджет перекладывает значительно количество обязательств на регионы. Минфин справедливо заявляет, что расходы на образование, например, не снижается в рамках консолидированного бюджета. Та же тенденция по многим другим направлениям, где количество бюджетников значительное. Хотя, скажем, по медицине ситуация ужасная, регионы снизили расходы на следующий год более чем на 20%. Таким образом глава Минфина фактически объясняет, что финансовый блок правительства не готов выполнять все социальные обязательства, несмотря на заверения президента Владимира Путина и премьера Дмитрия Медведева. Если это возможно, бюджетные обязательства казначейство переводит на бюджеты регионов, сокращая для последних возможность нормально развиваться.

      Налоговая нагрузка

      Антон Силуанов

      "Налоги. Инвестиционные льготы, новые инвестиции будут вычитываться из налогооблагаемой прибыли. Расходы: это поддержка промышленность, это поддержка отраслей и т. д. Это снижение дефицита бюджета, значит, снижение ставок в экономике. Это все как раз дает базу для обеспечения роста".


      Министр финансов Антон Силуанов в программе Владимира Соловьёва, посвященной актуальным вопросам экономического развития, остановился на ряде позиций, которые как раз-таки и дают базу для обеспечения роста экономики.

      Это означает фактическое признание того, что вопреки обещаниям налоговая нагрузка продолжает расти. Президент ввел в 2014 г. мораторий на рост налоговой нагрузки до конца 2018 г.

      Но с тех пор появилось множество платежей и сборов, которые формально налогами не считаются.

      Например, проект бюджета вводит сразу три новых платежа: пошлины на импорт станков и оборудования, утилизационный сбор (7%) на средства производства тяжелого и энергетического машиностроения, инвестиционный сбор (25%) в морских портах.

      При этом действующие сборы индексируются. Например, утилизационный сбор на автомобили – на 15%.

      Перечень новых сборов и размер увеличения старых оказываются весьма внушительными, особенно за три года.

      Всего бюджет получит дополнительно свыше 350 млрд руб. При этом формальная налоговая нагрузка в целом по экономике действительно снижается: если в 2011 г. она достигла 34,5% ВВП, то сейчас – всего 29,9% ВВП.

      Налоги и сборы 2018 2019 2020
      Утилизационный сбор на средства
      производства
      28,5
      Ввозные пошлины на продукты
      инвестиционного машиностроения
      10
      Увеличение платежей за пользование
      радиочастотным спектром на 25%
      4,9
      Рост утилизационного сбора на 15% 23,8 5,6
      Снижение порога беспошлинного ввоза 30 30
      Введение инвесиционного сбора в морских
      портах
      6
      Рост акцизов всех видов 78,1 76,3 37,3
      Увеличение водного налога 0,34 0,37 0,41
      Увеличение платы за пользование водными
      объектами и лесами
      6,3 5,8 7,5


      Примечательно, что еще в начале года премьер Дмитрий Медведев поручил ведомствам не вносить проекты по новым платежам, до тех пор пока не будут приняты соответствующие законы. Это поручение выполняется плохо, а фактическими последствиями роста нагрузки будет снижение инвестиций в основной капитал.

      Антон Силуанов

      "Я хочу сказать, что наша финансовая, экономическая система во многом лучше, чем в других странах с развивающимися экономиками. Нам приходят со значительно большим интересом".


      Иностранным инвесторам приходить в Россию намного интереснее, чем в другие страны с развивающимися экономиками. Такую мысль высказал министр финансов Антон Силуанов в рамках беседы с ведущим программы "Воскресный вечер" Владимиром Соловьёвым.

      Лучшая экономическая система означает высокую привлекательность, особенно для иностранных инвесторов. Да, в России видна позитивная динамика. По данным платежного баланса, прямые инвестиции нерезидентов в небанковский сектор экономики России в первом полугодии 2017 г. составили $13,7 млрд, что в 1,9 раза больше аналогичного периода прошлого года. При этом объем портфельных инвестиций нерезидентов в активы небанковского сектора РФ упал на $5,6 млрд по сравнению с ростом на $2,1 млрд в 2016 г.

      Но суммы сравнительно небольшие, как и динамика. К примеру, объем прямых иностранных инвестиций в экономику Китая увеличился в сентябре 2017 г. на 17,3% в годовом выражении и достиг $10,71 млрд. По итогам трех кварталов рост составил 1,6%, а общий объем ПИИ достиг $93,65 млрд. Бразилия за январь-октябрь привлекла $8,2 млрд инвестиций.

      В Индии прямые иностранные инвестиции за прошлый фискальный год выросли на 17%, достигнув $25,32 млрд.

      Как видно, в сравнении с партнерами по БРИК Россия явно не лидирует по привлекательности, и в лучшем случае ее можно сравнить с Бразилией. Про политические потрясения в стране "Вести. Экономика" писали неоднократно.

      Федеральный бюджет и бюджеты регионов

      Антон Силуанов

      "На следующий год реальные заработные платы вырастут больше чем на 4%. Для бюджетников средний рост будет от 15% до 20%, в отдельных отраслях еще выше".


      Но весь этот рост происходит за счет региональных бюджетов, а не за счет федерального бюджета. Выполнение "майских указов" это в значительной степени сегодня головная боль регионов.

      Татьяна Голикова

      "Я скажу, что это бюджет нормализации финансовой ситуации с элементами развития. И я бы не стала сейчас рассматривать только федеральный бюджет. 10 трлн руб. расходов – это бюджеты регионов. И там проживается основная часть нашего населения, и там реализуются основные социальные обязательства государства".

      "Долги бюджетов регионов возросли существенно и составили пятую часть их расходной части. И съежились возможности бюджетов регионов для выполнения тех же социальных обязательств".

      "Одним из ключевых элементов конца 2017 г., 2018 г. и последующих лет является то, что мы заложили основу для стабильного исполнения бюджетов регионов. То есть мы провели мероприятия по реструктуризации задолженности бюджетных кредитов и коммерческих кредитов субъектов, для того чтобы максимально высвободить финансовые ресурсы для выполнения социальных обязательств".


      Все эти изменения не решат проблему неэффективности регионов. Голикова признала, что существует также проблема слабого управления финансовыми ресурсами регионов, и пока любые изменения будут сталкиваться с неэффективным управлением финансами на местах, серьезного улучшения можно не ждать.

      Татьяна Голикова

      "Российская Федерация за последние 13 лет беспрецедентно помогла стабилизировать финансовую ситуацию регионов".


      Комментируя федеральный бюджет, председатель Счетной палаты Татьяна Голикова не посчитала правильным говорить лишь о нем. Проблема ею была рассмотрена несколько шире. Дело в том, что регионы отягощены огромными долгами, что мешает развитию.

      В целом долговая нагрузка регионов снижается: сейчас госдолг регионов составляет 2,2 трлн, и он упал с начала года на 6% по состоянию на 1 сентября. Реструктуризация позволит гасить кредиты в размере не более 5% объема основного долга в 2018-2019 гг., в 2020 г. сумма увеличится до 10%, а затем вырастет до 20%.

      В результате общая сумма высвобожденных ресурсов за счет снижения бюджетной нагрузки за два года составит 428 млрд руб., в том числе в 2018 г. - 250 млрд руб., в 2019 г. - 177 млрд руб.

      Такие привлекательные условия призваны существенно снизить долговую нагрузку на регионы в ближайшие годы. В начале 2016 г. доля бюджетных кредитов составляла 35%, тогда как сейчас она увеличилась до 49%.

      В основном эти изменения связаны с падением доли кредитов банков с 41% в начале 2016 г. до 25% в настоящее время.

      Бюджетные кредиты выгодны региональным властям, так как фактически являются недорогим источником финансирования.

      Общий долг сильнее всего растет у тех регионов, кто более активно размещает облигации: Якутия, Самарская область, Красноярский край. Но даже здесь замещение имеет очевидную тенденцию.

      Наиболее высокие доли бюджетных кредитов у Рязанской области, Адыгеи и Дагестана.

      Регионы с долей бюджетных кредитов более 70%
      Регион Объем бюджетных кредитов, млрд рублей Доля бюджетых кредитов, %
      Ставропольский край 22,6 72%
      Волгоградская область 21,7 72,30%
      Амурская область 20,6 74,80%
      Рязанская область 18 77,10%
      Дагестан 13,7 76,60%
      Новгородская область 11,4 73,70%
      Калининградская область 11,35 71,40%
      Брянская область 8,7 73,90%
      Калмыкия 2,8 76,50%
      Адыгея 2,3 76,70%


      Не воровство, а неэффективное управление мешает развитию регионов! За последние 13 лет федеральный центр беспрецедентно помог стабилизировать финансовую ситуацию субъектов и позволил им наконец-то вздохнуть свободно.

      Совсем другой вопрос в том, что высвобожденные объемы сами по себе никак не снимают необходимости привлечения финансирования.

      Калужская область, например, дополнительно сможет использовать 15,7 млрд в 2018-2019 гг., Смоленская область — 12 млрд руб., Краснодарский край — 10,7 млрд руб., Ульяновская область — 3,8 млрд руб.

      Этого, например, недостаточно для финансирования относительно крупных инфраструктурных проектов, чья стоимость в среднем начинается от $200 млн.

      Скорее речь будет идти о том, что латать небольшие дыры в расходной части бюджетов, давая возможность регионам не экономить на важных расходах, стимулирующих экономику и потребление.

      Антон Силуанов

      "Задача региональной политики не разделить субъектам РФ помощь, а научить их зарабатывать. Потому что, к сожалению, целый ряд регионов просто привыкли получать манну небесную из федерального центра, а предпринимать усилия, для того чтобы создать налоговую базу, создать условия для бизнеса, привлечь в свой регион инвестиции, создать новые рабочие места и т. д., – это все отодвигалось на второй план".


      Только недавно были внесены изменения в законодательство, которые позволяют регионам сохранять большую часть доходов, полученных за счет поступления различных налогов, при этом не снижается размер трансфертов из федерального бюджета. Ранее у субъектов практически не было стимула "зарабатывать" на налогах, так как на эту сумму или даже больше снижались трансферты.

      Вообще, даже несмотря на эти изменения, межбюджетные отношения требуют существенного пересмотра. Ситуация, в которой у региона растет долговая нагрузка, даже при условии того, расходы не превышают доходы ведет в тупик. Эту проблему пока в Минфине, и тем более в Госдуме, так и не решили.

      Андрей Макаров

      "Инвестиционный климат за счет бюджетных инвестиций не меняется. Бизнес должен знать, что если он начал и развился, то к нему завтра не придут силовики и не отберут. Это не бюджетная проблема".


      Больше триллиона рублей в 2018 г. регионы смогут направить на свое развитие. Такую возможность они получили благодаря указу президента. Но смогут ли региональные власти эффективно воспользоваться подаренным шансом и грамотно распределить эти средства?

      Инвестиционный климат - это не только бюджетная проблема, это проблема федерального центра в том числе.

      Без поддержки федеральных властей невозможно реализовывать крупные инфраструктурные проекты, а если регион считается проблемным, то без поддержки со стороны федерального бюджета в части привлечения инвестиций региональные власти не смогут при всем своем желании выделить средства на эти цели. Инвестпривлекательность региона - это не только время выдачи разрешения на строительство и подключение к сетям. Опыт, скажем, Москвы показывает, что, например, технопарки и бизнес-инкубаторы дают возможность предпринимателям не чувствовать налогового давления на уровне стартапа, что, собственно, и есть помощь в данном случае региона, создания позитивной бизнес-среды.

      Во многих регионах ситуация с доходами сложилась таким образом, что стоит вопрос простого закрытия дыр в бюджете, а о привлечении новых инвестиций никто не думает.

      При этом сам Макаров приводит в пример Адыгею, где в 2018 г. должен быть реализован проект по строительству водопровода, на который из федерального бюджета выделяется 3 млрд руб.

      Это как раз пример взаимодействия федерального центра и региональных властей, в котором прямо участвуют средства бюджета.

      Андрей Макаров

      "Больше триллиона рублей в 2018 г. регионы могут направить на свое развитие и улучшение качества жизни людей. Возникает вопрос: а они готовы их эффективно потратить?"


      В масштабах России 1 трлн руб. - это достаточно скромная сумма, особенно если мы говорим о развитии. Даже просто поровну распределив эти средства по всем регионам, мы получим примерно 11-12 млрд на регион. Этого как раз хватит на один более-менее крупный инвестиционный проект. Стоимость моста через Амур около 18 млрд руб. Стоимость крымского моста составляет почти 228 млрд руб.

      Но, конечно же, распределение по регионам не будет равномерным, поэтому некоторые регионы получат сумму, которой будет недостаточно даже для небольшого проекта, способного обеспечить развитие или поддержать его.

      Татьяна Голикова

      "Наши компании за 2016 г. нарастили финансовые вложения в 10 раз по сравнению с инвестициями. То есть они на инвестиции тратили меньше денег, чем размещали на известных депозитных счетах или в банках. Это значит, что они не верят в стабильность или откладывают на черный день. У них нет определенности по той же налоговой системе, о которой сказал Антон Германович (Силуанов – прим. ред.). И мне кажется принципиально важным, и эта работа уже началась, чтобы 2018 г. мы потратили на реализации поручения президента относительно отработки подходов к новой налоговой системе, чтоб она была стабильна, понятна и предсказуема".


      Компании за 2016 г. нарастили финансовые вложения в 10 раз по сравнению с инвестициями. Это говорит о том, что бизнес не верит в стабильность и откладывает на черный день. На это в эфире программы "Воскресный вечер" обратила внимание Татьяна Голикова.

      Компании и их менеджмент действительно не верят в стабильность, и в этом вина правительства, которое не может обеспечить даже понятную фискальную политику.

      Невозможно инвестировать и работать над долгосрочными планами, когда нет понимания изменений или их отсутствия хотя бы на ближайшие 3-5 лет, не говоря уже о более долгосрочных стратегиях.

      При этом у многих компаний инвестиционные планы имеют горизонт планирования 10 и более лет.

      В такой ситуации им проще свободные средства размещать на относительно безопасных депозитах, поддерживая минимальные темпы роста бизнеса, так как развивать его при отсутствии стабильности слишком опасно.

      Татьяна Голикова

      "Традиционно к неэффективному мы относим то, что связано с растратами денежных средств. Мне кажется, что наши усилия должны быть направлены вниз, на работу с регионами, муниципальными образования. К сожалению, мы фиксируем накопленные долги там. Даже не сворованные деньги, а накопленные долги. Они принимают на себя обязательства, не имея денег в бюджете, естественно, это государственные контракты, которые невозможно расторгнуть, их надо оплатить, и получается перекос в расходах бюджетов субъектов РФ, что на данном этапе абсолютно неприемлемо".


      Бюджеты муниципалитетов во многих регионах имеют хронический дефицит. Огромные долги перед поставщиками услуг ЖКХ, невозможность выполнять социальные обязательства, заменять и расселять аварийное жилье - это только небольшой перечень всех проблем. Региональные власти вынуждены направлять миллиарды рублей на погашение долгов муниципалитетов, а в масштабах всей России речь идет о десятках миллиардов рублей. И в большинстве муниципалитетов просто нет возможности изменить ситуацию, так как источников доходов нет.

      Налоги, санкции и резервы

      Антон Силуанов

      "Сейчас мы готовим предложение по налогам, они будут стабильными на следующие шесть лет. Они будут стимулировать как раз развитие производства, развитие бизнеса. Это будут стабильные условия".


      Запомним это обещание. Судя по практике, налоги могут оставаться стабильными, но будут увеличиваться другие платежи, то есть нагрузка продолжит расти. Кроме того, никто не мешает повысить налоги сейчас, а затем сохранять их на этом уровне. Ну и надо заметить, что традиционно выносят за скобки нефтяников.

      Антон Силуанов

      "Могут сказать - мы ограничиваем в покупке иностранцев российских ценных бумаг. Как мы ответим? Если бы мы раздували дефицит и больше финансировали расходы, мы бы тогда попали, это точно, но сейчас мы проводим взвешенную бюджетную политику, мы сокращаем дефицит, и наши коллеги на Западе это видят. Они видят, что, возможно, эти ограничения, санкции не будут иметь того воздействия, которое могло бы быть в случае, если бы мы сеяли деньгами направо и налево. Взвешенная бюджетная политика - сдерживающий элемент по установлению каких-то санкций".

      Сможет ли Россия оказаться в такой же финансовой изоляции, как Иран? И пусть даже шанс подобного рода финансовой войны мало вероятен, Владимир Соловьёв поинтересовался у своих оппонентов, просчитывают ли они в бюджете варианты полной финансовой изоляции

      Ограничение покупки ОФЗ со стороны США, конечно, ударит по рынку, но вряд ли серьезно изменит ситуацию с привлечением средств в рамках новых аукционов. Пока ставки по ОФЗ остаются крайне привлекательными для иностранных инвесторов, поэтому приток капитала будет сохраняться. Даже если мы увидим падение сразу после ввода санкций, приток должен восстановиться в течение нескольких месяцев.

      Запрет будет касаться резидентов США, но найти способ вложить средства в современном мире не такая уж большая проблема. Но для американских нерезидентов запрет означает убытки, и таких нерезидентов достаточно много в ОФЗ, учитывая, что для иностранцев там уже выше 36%.

      Также стоит отметить, что сейчас доходность ОФЗ находится на очень низком уровне — 7,6%. Даже активная распродажа в первые недели после ввода санкций вряд ли сильно ударят по рынку. Ключевая ставка сейчас составляет 8,25%, и даже если она будет снижена до 8%, то пока ставка по ОФЗ не превысит 9-9,5%, они не будут считаться "мусорными" или неинвестиционными, а значит, будут оставаться привлекательными. Кроме того, высокая доходность привлечет новых игроков.

      Зато это сильно ограничивает возможность снижать ключевую ставку. ЦБ обещает довести ее до 5-7% через год-два. Время регулятор выиграл, но что принципиально изменится? Позволим ли мы себе снизить сильно привлекательность рублевых инструментов?

      Финансовая война

      Антон Силуанов

      "Бюджет - это во многом инструмент устойчивости экономики. Если бы мы не имели запас прочности, тогда легко было бы нас расшатать и тогда бы, действительно, все наши так называемые друзья говорили бы - хочешь получить помощь из валютного фонда, сделай это, это и это. Это подрывает устои государства, на это пойти никогда мы не сможем и не будем. Поэтому бюджет имеет и запас прочности, и имеет возможность для поддержки и развития ключевых направлений социально-экономической сферы".


      Владимир Соловьёв после этого заявления предложил сравнивать санкции против России и их последствия с ситуацией в Иране: "Вы в Иран не летали? Я просто к чему: ясно, что нас пытаются довести санкций уровня Ирана. Это означает, что мы можем оказаться в крайне тяжелой ситуации. Мы готовы не только ментально, но и мы понимаем, какие шаги могут быть, включая в том числе арест наших средств за рубежом?".

      Первые санкции против Ирана были введены еще в далеком 1979 г., сразу после революции. Однако наиболее жесткая блокада, снятая буквально на днях, просуществовала 10 лет - с 2006 г., когда Тегеран отказался замораживать ядерную программу. Часть антииранских санкций кажется до боли знакомой, ведь сюда включался запрет на инвестиции в нефтегазовую промышленность, а также на ведение бизнеса со Стражами Исламской революции - людьми, наиболее близкими к президенту и к духовному лидеру.

      Были и перегибы вроде отключения от SWIFT.

      До ужесточения санкций Иран добывал больше 4 млн баррелей нефти в день и занимал второе место по объемам добычи в ОПЕК. После эмбарго производство упало на миллион с лишним баррелей.

      Добыча нефти в Иране, в млн барр. в день. Экспорт пострадал еще сильнее. На пике он составлял 2,2 млн, а рухнул до 860 тыс. баррелей. Углеводороды - это 80% экономики Ирана, так что США ударили по больному месту. По оценкам экспертов, энергетический сектор ежегодно недополучал порядка $60 млрд инвестиций. Самым эффективным оружием стал запрет на страховку морских перевозок иранской нефти. 95% мирового танкерного флота подчиняется европейским правовым нормам, и решение ЕС обвалило экспортные доходы Ирана больше чем на 40%.

      За 10 лет санкции почти уничтожили иранский риал: против доллара он потерял свыше 80%. При этом регулятору пришлось признать: инфляция достигла исторического максимума 27%. Причем эксперты сразу заявили о беспардонном занижении официальной статистики. Реальный рост цен в Иране мог составлять от 50% до 70%.

      В итоге состояние финансов Ирана можно назвать плачевным. Дефицит бюджета в годы санкций составлял от $30 млрд до $50 млрд. За рубежом было заморожено больше $100 млрд капитала Стражей Исламской революции, то есть политической элиты страны.

      Золотовалютные резервы падали до низшей отметки $80 млрд, что для такой большой страны сущие копейки. Банкам, отрезанным от SWIFT, приходилось платить наличными, золотом или организовывать сложные бартерные сделки. В 2013 г. Иран смог привлечь минимум зарубежных инвестиций: всего $3 млрд, что почти на $1,5 млрд меньше, чем в 2011 г. - до принятия жесткого нефтяного эмбарго.

      В статистике Всемирного банка Иран - одно из худших государств мира по соотношению зарубежных инвестиций к ВВП.

      Просчитывает ли правительство вероятность такого исхода и будет ли отвечать?

      Антон Силуанов

      "Если наши золотовалютные резервы могут быть арестованы, даже если мысль такая у кого-то есть, это просто финансовый терроризм, самый настоящий, по-другому нельзя сказать. Думаю, что, безусловно, до этого не дойдет. (...) По сути, это будет объявление финансовой войны между России и теми, кто это сделает".


      Ведущий спросил: "Мы просчитываем, что мы будем делать, если акт финансового терроризма будет осуществлен?". На помощь пришла Татьяна Голикова: "Для этого и такой бюджет, и не только на 2018 г., но и на 2019 г. и 2020 г., это бюджет вдолгую".

      Антон Силуанов

      "Мы максимально что могли, то сделали. Мы снижаем дефицит бюджета, мы основываемся на том, что в случае изменения каких-то внешних ограничений мы сможем основываться на своих собственных ресурсах, потому что при снижении дефицита бюджета мы сможем за счет внутренних инвесторов профинансировать наш дефицит бюджета, поскольку видим, что достаточно ликвидности сейчас в экономике, достаточно высокий спрос на наши рублевые активы".


      Фактически это означает возможную необходимость секвестра бюджета.

      Любопытно, что уже глава Счетной палаты также отметила риски снижения реальных доходов: "Просто пока мы не восстановили реальные доходы населения, и это есть основная тревога, которая есть у граждан".

      Андрей Макаров

      "Все мы справедливо говорим: "Надо опираться на собственные ресурсы". Когда мы говорим о селе, вы просто посмотрите, у нас в этом году экспорт уже не просто зерна, а продуктов питания из страны превысил доходы государства от экспорта вооружений. Вот это результат, поэтому сюда мы сегодня вкладываем дополнительные деньги".


      Но рост в сельском хозяйства неудивителен, так как это один из немногих секторов, где расходы государства наращиваются, осуществляется масштабная государственная поддержка, выделяются льготы и преференции. Более того, снижение цен на плодоовощную продукцию - это доказательства того, что увеличение финансирования сектора не приводит к росту цен, а как раз, может быть, наоборот!

      Достаточно вспомнить заявление президента Владимира Путина о том, что ограничения на импорт ряда товаров из Турции будут сохраняться, так как российским аграриям необходимо 3-5 лет, для того чтобы отбить затраты на инвестиции.

      То есть можно говорить о росте на фоне беспрецедентной поддержки, но создавать такие условия для всех секторов невозможно, поэтому "история успеха" сельского хозяйства вряд ли будет повторена.

      Андрей Макаров

      "Я бы предложил другой пример, я бы предложил опыт санкций в отношении Китая после Тяньаньмэня. Китай тогда был не в том состоянии, в котором сейчас находится Россия. Это была, в общем, страна, у которой тогда ничего не было. Где сейчас Китай после тех санкций, и где те, кто вводил эти санкции?"


      Но санкции против Китая были несравнимо мягче, поэтому говорить о них в этом контексте нет никакого смысла. Более того, даже на фоне санкций экономика показывала отличные результаты, а рост ВВП был двузначным.



      Аналогичная ситуация была с ликвидностью, в Китае не было никаких проблем с объемом предложения денег в экономике, денежная масса не только устойчиво росла, она постоянно ускоряла этот рост.



      Кредит доверия и рост экономики

      Татьяна Голикова

      "Мы обладаем или располагаем невероятным кредитом доверия со стороны нашего населения. Вот сейчас, несмотря на все те проблемы, которые сложились за последние три года, несмотря на внешние санкции, нереальные, как мне кажется, уровень доверия к власти и к тем решениям, которые эта власть должна осуществить. И в этом смысле то движение, которое сейчас заложено на будущую трехлетку и которое должно быть развито в новой программе на новый президентский срок, на новый правительственный срок, она и будет залогом того, чтобы мы развивали то, что только-только нас начало двигать к восстановлению".


      Кредит доверия действительно огромный, но и он вряд ли может быть безграничным. Кроме того, упомянутая "новая программа" разрабатывается уже давно, но никаких реальных результатов мы еще не видели. Вопрос в том, когда они будет представлена и будет ли вообще.

      Антон Силуанов

      "Президент поставил задачу обеспечить рост не ниже мирового. А мировой рост – это 3,5-3,6% в год. У нас сейчас 2-2,1%, это примерно на такой темп рост растет Европа".

      (...)

      "Сейчас бюджет составлен таким образом, что он имеет запас прочности на случай ограничений, санкций и так далее. Это основа, чтобы реализовывать и внутри отраслей, (...) можно находить ресурсы за счет более эффективного использования средств и в образовании, и в здравоохранении, социальной сфере", - сказал он, напомнив о все еще сохраняющейся системе социальной поддержки, которой не хватает адресности.

      "Мы еще с советских времен по старинке всем по чуть-чуть нарезаем кусочками, давно это уже говорим, давно это уже пора изменить, поменять. Тем, кто нуждается, - больше дать, а тем, кто не нуждается, зачем от государства получать какие-то социальные пособия. Я думаю, что это основная задача сейчас на предстоящие несколько лет, чтобы дать дополнительный стимул и в экономическом развитии, и поддержать тех людей, которые действительно нуждаются в государственной поддержке".


      Если говорить о росте, то раньше Минфин и другие ведомства призывали ориентироваться на уровень 4%, но он пока вряд ли достижим, впрочем, как и 3,5-3,6% годовых. У экономики России нет реального импульса для расширения, а бюджет не решит этой проблемы, так как для стимулирования экономики он должен иметь не запас прочности, а увеличение расходов по приоритетным отраслям и проектам. То есть был создан не бюджет роста, а бюджет сохранения стабильности, по крайней мере именно это следует из его параметров.

      При этом субсидии планируется урезать тем, кто якобы в них не нуждается, например сюда можно отнести отказ индексировать пенсии работающим пенсионерам.

      Антон Силуанов

      "Бюджет - это во многом инструмент устойчивости экономики. Если бы мы не имели запас прочности, тогда легко было бы нас расшатать и тогда бы, действительно, все наши так называемые друзья говорили бы - хочешь получить помощь из валютного фонда, сделай это, это и это. Это подрывает устои государства, на это пойти никогда мы не сможем и не будем. Поэтому бюджет имеет и запас прочности, и имеет возможность для поддержки и развития ключевых направлений социально-экономической сферы.

      Мы помним еще, когда были программы с МВФ и как за любую копеечку они требовали от нас целого ряда действий, в том числе, и политических. Вот этого никогда у нас не будет, потому что мы ведем совершенно другую политику в бюджете".


      Хотя у России сейчас нет обязательств перед МВФ, многие рекомендации выполняются так или иначе, а затем ведомства похвалу со стороны МВФ причисляют в свои заслуги. Так, например, МВФ в своем последнем обзоре по России, когда был повышен прогноз роста до 2%, приветствует сокращение дефицита, запланированное в федеральном бюджете на 2018-2020 гг., подкрепленное новым фискальным правилом.

      В МВФ отмечали, что корректировка расходов должна опираться на более постоянные и более целенаправленные меры, такие как реформа пенсионной системы, пересмотр программ социальной помощи, сокращения субсидий и налоговых расходов. Пересмотр расходов может создать бюджетное пространство для инвестиций в инфраструктуру и человеческий капитал. По удивительному совпадению, именно это и делают ведомства и правительство.

      Андрей Макаров

      "Я хочу напомнить, что эта задача (темпы роста) 2019 г. Почему 2019 г.? Потому что 2018 г. - это как раз год принятия решений. Помните президент сказал, что 17-й год мы обсуждаем, 18-й – принимает решения, цели и сроки – они определяются".


      Это означает просто предостережение, что на хорошие темпы роста экономика России в 2018 г. не выйдет и уж точно они не будут сравнимы с общемировыми темпами. Весь следующий год власти будут "думать", а затем, если позволит внешняя и внутренняя конъюнктура, можно будет отчитаться об успешном восстановлении национальной экономики.

      Рубрики: Россия

      Метки: Андрей Макров, Антон Силуанов, ВВП, Госдума, Минфин, Россия, Счетная палата, Татьяна Голикова, бюджет, долги, инфляция, регионы

      Читайте также

      

      Видео

      

      Инфографика

        Популярное

        • Туризм: 10 направлений, от которых стоит отказаться

          30.11.2017

          Редакторы издания Fodor составили список туристических направлений, которые, по их мнению, не стоит посещать в следующем году.

        • 10 причин краха биткоина

          29.11.2017

          Капитализация рынка криптовалют увеличилась с отметки $100 млрд до $200 с июня по ноябрь. При этом потребовалось менее месяца, чтобы она выросла с $200 до $300 млрд. Таким образом, с начала года рынок криптовалют вырос более чем в 16 раз.

        • Доллар лишится статуса ключевой резервной валюты

          11.12.2017

          В течение 70 лет доллар США оставался доминирующей валютой в мире.

        • ЦБ Китая рассказал, почему умрет биткоин

          05.12.2017

          Вслед за обрушившейся на биткоин массовой критикой со стороны инвестбанкиров, центральных банков и некоторых СМИ, слово взял Народный банк Китая. Он предрек криптовалютам бесславный конец и привел аргументы.

        • США: санкции против России введены навсегда

          07.12.2017

          США оставят в силе санкции в отношении России, до тех пор пока Москва не передаст контроль над Крымом Украине, заявил госсекретарь США Рекс Тиллерсон, выступая в четверг на заседании ОБСЕ в Вене.

        Актуальные темы

        • Прогноз: рубль продолжит тестировать декабрь

          Декабрь начался традиционно - со свойственной ему понижательной рублевой динамикой. Таким образом, шансы на то, что последний месяц года окажется аномально снисходительным к рублю, сокращаются.

        • Как на Руси появилась единая национальная валюта

          В Древней Руси был плохо налажен выпуск национальной валюты. Восточные динары, византийские и европейские монеты, бусы и пушнина - чем только не рассчитывался народ. Как создавалась российская национальная валюта - в материале "Вести.Экономика".

        • Медицина в Германии: от Бисмарка до наших дней

          Система медицинского страхования в Германии была основана Отто фон Бисмарком 130 лет назад. Сегодня проект "железного канцлера" требует срочного реформирования. О плюсах и минусах немецкой медицинской системы - в материале "Вести.Экономика".

        • В США усиливается раскол по политическим настроениям

          В США все больше усиливается раскол между сторонниками Республиканской и Демократической партий, считающих, что их оппоненты "представляют угрозу для страны".

        Рекомендуем

        Карта российского рынка

        Метки

        Медиаметрикс

        Обратная связь закрыть

        Форма обратной связи

        Пожалуйста, введите текст изображенный на картинке внизу.

        Отправить

        Ошибка на сайте закрыть

        Форма Отправки ошибки на сайте

        Пожалуйста, введите текст изображенный на картинке внизу.

        Код чувствителен к регистру. Чтобы обновить, кликните один раз на картинке.

        Отправить