ВЕСТИ

Прямой Эфир

    Прогнозы

      Догорающая суперзвезда: уголь

      Москва, 10 июня - "Вести.Экономика". Газ и возобновляемые источники вытесняют уголь из электрогенерации. Германия в лице своего политического руководства обязалась стремиться к 2030 г. довести долю возобновляемой энергетики в энергобалансе страны примерно до 65%. Ряд СМИ уже предложили "Газпрому" готовиться в связи с этим к падению потребления газа. Но пока лишь угольная генерация несет потери. Тему исследует журнал "Газпром".

      Актуальная тенденция: закрываются угольные электростанции в Китае и Канаде, Австралии и США. Евросоюз также в очередной раз обозначил свое желание избавиться от угля в электрогенерации. А в России прошлый год принес очередной рекорд потребления электрической энергии.

      Осанна

      В феврале 2018 г. произошло весьма символическое событие. В Онтарио, самой населенной из канадских провинций, была снесена Нантикокская теплоэлектростанция. Она была примечательна тем, что являлась крупнейшей угольной ТЭС в Северной Америке (установленная мощность 4 ГВт). И вот 28 февраля после четырех лет простоя две 200-метровые трубы станции схлопнулись в результате контролируемого взрыва. И как жирное недвусмысленное многоточие – на ее месте планируется построить солнечную электростанцию на 44 МВт. Здесь можно было бы поиронизировать над несоразмерностью замены. Но не будем тратить на это время. Перейдем к сути.

      Замена угля в электрогенерации менее вредными для окружающей среды видами топлив – это общемировой тренд. Отличаются лишь подходы. Самым, пожалуй, разумным может похвастаться Китай. Так, в марте прошлого года в Пекине была закрыта последняя угольная электростанция. Вместе с тем КНР вводит все более жесткие требования к выбросам функционирующих угольных ТЭС. Порядка 20% из них уже сейчас относится к сверхэффективным.

      В ряде районов Китая с прошлого года начали вводиться крайне требовательные нормы по выбросам угольных электростанций. По сути, предполагается, что их выбросы будут приведены к уровню самых экологичных на сегодняшний день электростанций из невозобновляемых – газовым. В текущем году эти нормы распространятся на Центральный Китай, а с 2020 г. станут обязательными для всей страны. Фактически китайский уголь становится чище и эффективнее европейского и американского. Станции, которые не смогут достичь столь высоких показателей, будут закрыты. Примечательно, что если судить по снижению коэффициента использования установленной мощности угольных электростанций, отмечаемому рядом исследователей, то принимаемые в 2020 г. нормы позволят не только улучшить экологическую ситуацию, но и срезать нарост избыточных, неэффективных мощностей.

      Смог над Шанхаем

      Кроме этого, КНР проводит последовательную политику замены угля газом, атомом и возобновляемыми источниками энергии (ВИЭ) в электрогенерации. То есть КНР исповедует комплексный, взвешенный подход. Это весьма характерно для Китая и нетипично для многих других стран. Китай старается выжать максимум из доступных технологий, он не просто огульно закрывает угольные электростанции, а стремится сделать их максимально эффективными. В этом отличие подхода КНР от подхода многих других государств.

      В изменяющейся энергосистеме КНР найдется рынок сбыта и для местных производителей оборудования для ВИЭ, и для местных шахтеров, и для десятков миллиардов кубических метров российского газа.

      Живущие лишь небесным

      В 2016 г. впечатляющий и бескомпромиссный рывок от угля к возобновляемой энергетике совершил штат Южная Австралия. По странному стечению обстоятельств сразу после этого начались регулярные блэкауты, а оптовые цены на электроэнергию в штатах Виктория и Южная Австралия, по данным Sky News, удвоились – до $139 и $168,9 за 1 МВтч соответственно. При том, что в соседних регионах цена за то же время, наоборот, снизилась. Например, не в столь прогрессивном Квинсленде – до $75,65 за 1 МВтч.

      В неблагоприятном положении потребителей Южной Австралии и штата Виктория напрямую обвиняют закрытие угольных электростанций. А Australian Energy Market Operator (AEMO) отмечает, что только в декабре 2017 г. и только в штате Виктория остались без света около 100 тыс. потребителей.

      И это был далеко не первый подобный случай со второй половины 2016 г. Во время самого выдающегося блэкаута без электричества осталось более 1,5 млн человек. На ту беду в начале 2017 г. явился вездесущий "гений, плейбой, миллиардер и филантроп" Илон Маск. В свойственной ему манере он пообещал решить проблему внезапных отключений за 100 дней с помощью своих накопительных батарей. В не менее свойственной ему манере в срок не уложился и проблему, судя по продолжающимся отключениям (например, в ноябре 2017 г.), не решил. Впрочем, продолжающиеся отключения никого, похоже, не интересуют, так как в мировых СМИ австралийская кампания Маска уже признана очередной грандиозной победой, лишь немного уступающей запуску старого электромобиля куда-то мимо Марса.

      Доля возобновляемой энергетики в Австралии, по данным Fortune, составляет 7%. Доля угля в электрогенерации за 15 лет снизилась с 80% до 63%. При этом объем производства электроэнергии в целом по стране вырос – до 257 млрд кВтч в 2016 г. (рост – около 13 млрд кВтч за 10 лет). Для сравнения, по данным AEMO, к середине 2017 г. доля возобновляемой энергетики в безугольном штате Южная Австралия достигла 45,6% (31,2% – ветер, 14,4% – солнце). Она уступает пока только газу – 49,1%.

      Такая чрезмерная доля возобновляемой энергетики и сделала этот штат уязвимым с точки зрения энергоснабжения. Стоит ветру внезапно перестать дуть или облакам закрыть солнце, как десяткам и сотням тысяч людей приходится переходить на голодный энергопаек. И ведь не только Австралия столкнулась с такой проблемой. Год назад мы уже описывали подобную неприятную ситуацию в Германии. Но Германия обладает значительным запасом генерирующих мощностей, работающих на газе, и пока не закрыла угольные электростанции, поэтому для нее зависимость от сил природы не приобрела столь угрожающего размаха, как для Южной Австралии. Пока.

      Что стряслось?

      Глядя на этот яркий пример, искренне надеемся, что власти Канады хорошо продумали ход с закрытием угольных электростанций. Надо заметить, что власти этой страны постановили закрыть их уже к 2030 г. Это правило касается ТЭС, которые не оснащены устройствами улавливания углерода. Во всяком случае надеемся, что уголь будет заменен чем-то равноценным, а не ветром и солнцем.

      Примечательно, что и без того отключения электроэнергии носят в Канаде хронический характер. В декабре прошлого года без света осталось 75 тыс. потребителей, в марте 2018-го – 35 тыс. домохозяйств, а в апреле – сразу 100 тыс. Сейчас в этом виновата непогода, коварно обрывающая линии электропередач. Возможно, если отключения будут происходить из-за перекоса электробаланса в пользу ВИЭ, простые канадцы не заметят разницы.

      К 2030 г. Канада намеревается 90% электроэнергии производить на основе источников с нулевыми выбросами парниковых газов. Пока же потребление угля в этой стране с 2007 г. снизилось с чуть более 30 млн т в нефтяном эквиваленте до 18,7 млн т н. э. При этом потребление газа неизменно колеблется в пределах 100 млрд куб. м. А производство электроэнергии за тот же период, по данным BP, даже выросло – с 625,6 ТВтч до 663 ТВтч. Значительная ее доля производится на гидроэлектростанциях. Впрочем, если что-то пойдет не так, у Канады всегда есть шанс опереться на руку помощи США.

      Будет ли все вновь так?

      Хотя Штаты официально и не участвуют в общемировом антиугольном процессе, но долю угля в электрогенерации снижают. Происходит это по естественным причинам: газ стал более выгодным топливом. И кризис на рынке углеводородов внес свою лепту.

      По данным Energy Information Administration (EIA), начиная с 2015 г. газ стал опережать уголь по объему произведенной электроэнергии. Хотя по итогам 2015 г. уголь все-таки немного обогнал газ (1352 млрд кВтч против 1333 млрд кВтч), но уже в 2016 г. газ вырвался вперед (1378 млрд кВтч против 1239 млрд кВтч).

      При всем при этом суммарный объем производства электроэнергии в США снижался начиная с 2014 г. (около 4094 млрд кВтч). Особенно резкое падение произошло в 2017 г. – на 62 млрд кВтч (до 4015 млрд кВтч). Это происходило на фоне снижения добычи газа.

      По итогам 2017 г. объем "голубого топлива" в электрогенерации просел до 1273 млрд кВтч. Объем угля также сократился (до 1208 млрд кВтч). В начале 2018-го газ вновь начал отвоевывать свои позиции: потребление "голубого топлива" электростанциями в январе почти достигло показателей аналогичного периода 2016 г. Но и уголь не стоит на месте: его потребление в январе превысило показатели аналогичного периода 2016-го.

      Стоит, кстати, заметить, что в весьма теплых Соединенных Штатах куда более значительный пик потребления электроэнергии приходится не на зиму, а на лето. В особенности потребление электроэнергии увеличивается в июле и августе. Поэтому данные за лето будут более показательными в плане противостояния угля и газа. Но мы рискнем предположить, что "голубое топливо" благополучно отвоюет потерянное, а если обойдется без разрушительных ураганов, как в прошлом году, то, вполне возможно, нас ждет новый газовый рекорд в электроэнергетике. Уверенности нам добавляют растущие показатели добычи сланцевой нефти в Соединенных Штатах.

      Происходящие изменения в энергобалансе США явно связаны с восстановлением на рынке углеводородов. Цены на нефть со второго полугодия 2017-го резко выросли (примерно на $25 за баррель). Это сделало вновь рентабельными значительную долю сланцевых нефтяных месторождений. Напомним, что на фоне снижения цен на "черное золото" сланцевая добыча просела на феноменальные 25%. К настоящему моменту все потери были отыграны, и США устанавливают новые рекорды добычи сланцевой нефти. Предыдущий рекорд (2015 г.) составлял 9,61 млн баррелей в сутки, теперь этот показатель достиг 10,46 млн.

      Примерно с 2012–2013 гг. сланцевый газ является исключительно побочным продуктом при добыче сланцевой нефти, так как в отрыве от нее его извлечение нерентабельно. Пока в Штатах будет расти нефть, будет расти и газ.

      Помимо прочего, ожидается, что количество новых газовых электростанций в 2018 г. составит 20 ГВт – крупнейший прирост с 2004 г. Почти 6 ГВт новых мощностей будут построены в Пенсильвании и 2 ГВт – в Техасе. И, напротив, примерно 13 ГВт угольных мощностей будут выведены из эксплуатации. Не будем также упускать из виду, что в 2018 г. в США ожидается небольшая революция среди возобновляемых. По прогнозам EIA, объем производства электроэнергии из ветра должен опередить таковой показатель гидрогенерации.

      Суперзвезда

      Теперь из земель далеких перенесемся в Европу. Здесь на протяжении долгого времени практически не росло потребление электроэнергии. На этом фоне увеличение этого показателя, по данным Agora Energiewende, на 0,7% (на 23 млрд кВтч) в 2017 г. выглядит довольно оптимистично. При этом уголь потерял 7% – 27 млрд кВтч. Особенно пострадали его позиции в Германии и Великобритании. На эти две страны пришлось две трети роста выработки ветроэлектростанций, составившей по ЕС 58 млрд кВтч.

      Суммарно из возобновляемых источников (ветер, солнце, биомасса) было произведено 679 млрд кВтч электроэнергии. Так, толпой возобновляемые смогли опередить угольные электростанции. Кстати, рост возобновляемых в основном пришелся также на Германию и Великобританию. Они обеспечили 56% всех новых ВИЭ-мощностей за три последние года. Это в очередной раз доказывает, что в тяжелых экономических условиях возобновляемые становятся уделом исключительно состоятельных стран.

      На втором месте по приросту произведенного электричества в Евросоюзе в прошлом году оказался газ. На его долю пришлись дополнительные 42 млрд кВтч. Да, "голубое топливо" пока не достигло показателей 2011 г. (702 млрд кВтч), когда ВИЭ непреднамеренно начали вытеснять его из европейского энергобаланса. Зато газ продемонстрировал лучший результат за последние пять лет – около 639 млрд кВтч. Не в последнюю очередь рост происходит за счет сокращения доли угля.

      В одной только Германии производство электроэнергии из угля сократилось с 234,7 млрд кВтч в 2016 г. до 215,7 млрд кВтч в 2017-м. Газ за этот же период вырос с 46,5 млрд кВтч до 49 млрд кВтч. А с 30,1 млрд кВтч в 2015-м эти показатели и сравнивать не стоит.

      Надо заметить, что Германия – исключительно угольная страна, что хорошо заметно по объемам производства электроэнергии из этого вида топлива. Если и правда будут воплощены в жизнь планы по отказу от угля, у газа на немецком рынке откроется доселе невиданная ниша. Однако и здесь нашелся повод доброжелателям усмотреть грядущий отказ Германии от газа и, значит, бессмысленность совместных газотранспортных проектов "Газпрома" с этой страной.

      На этот раз повод дали немецкие политики, которым удалось выйти из недавнего политического кризиса. Была создана коалиция и одобрен коалиционный договор. Экономический раздел этого договора предусматривает стремление к 2030 г. довести долю ВИЭ примерно до 65%. Речь идет не об энергостратегии, не об обязующем документе, на который будут ориентироваться все и вся. Это лишь декларация и путеводный маячок для политиков.

      Заметим, кстати, что всего в Германии на конец 2017 г. было 203,2 ГВт установленной мощности. Из них солнечных электростанций – 43 ГВт, ветровых – 50,9 ГВт (суша) и 5,26 ГВт (море). Еще было 5,6 ГВт гидроэлектростанций и 7,4 ГВт электростанций, использующих в качестве топлива биомассу. Итого, на долю возобновляемой генерации приходится 112,2 ГВт. Это более 55% всей установленной мощности! До 65% рукой подать.

      Но, скорее всего, немецкое руководство желает увеличить долю ВИЭ не в установленной мощности, а в выработке. Здесь задача совсем иная, так как по итогам 2017 г. доля всех возобновляемых в производстве составила 38,2%. При этом 43 ГВт солнечных электростанций произвели в 2017 г. всего 38,39 млрд кВтч электроэнергии. Таким образом, коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) составил всего 10,2%. По ветру ситуация более утешительная: 103 млрд кВтч. КИУМ – 21%. Для сравнения, КИУМ немецких гидроэлектростанций – 42,5%, атомных – 76,3%.

      Темпы прироста возобновляемого сектора явно недостаточны для достижения поставленных целей. Установленная мощность ветроэлектростанций при благоприятном сценарии может достичь к 2030 г. порядка 135 ГВт, а солнечных – 70 ГВт. С одной стороны, это удвоение "возобновляемой" установленной мощности. С другой - это объем производства порядка 290 млрд кВтч. Совместных усилий ветра и солнца едва хватит, чтобы заместить каменный уголь, но их явно недостаточно для замещения бурого угля и атома.

      Разумеется, немцы будут стараться сохранить бурый уголь в энергобалансе до последнего. Ведь он добывается в самой Германии, поэтому это не просто энергоресурс, а еще рабочие места и налоги. Но в конце концов отказаться придется и от него. Если забота об экологии – это не просто удобные в данный момент лозунги, а четкая государственная позиция.

      Мы не возьмемся сейчас оценивать, насколько устойчивой для Германии будет энергосистема с доминирующей долей возобновляемых. Но обязательно коснемся этой темы в следующий раз. Сейчас лишь отметим, что наши прогнозы по росту ВИЭ-генерации как раз и дают примерно 60–65% от производства. Если его объем не будет значительно изменяться к 2030 г. И очевидно, что для газа здесь тоже есть крупная ниша, которую сейчас занимает каменный уголь.

      Всё превосходно

      В России прошлый год оказался весьма успешным для электроэнергетики. Если в 2016 г. отрасль неожиданно начала восстанавливаться, то 2017-й показал, что это не случайное временное явление, а устойчивый тренд. Потребление электроэнергии оказалось выше рекордного показателя 2016-го (даже без учета включения в единую систему полуострова Крым).

      По данным Системного оператора Единой энергосистемы России, потребление электроэнергии в рамках ЕЭС в 2017 г. составило 1039,9 млрд кВтч, а в целом по России этот показатель достиг 1059,5 млрд кВтч (рост на 0,5%). Выработка электроэнергии в России в 2017 г. составила 1073,6 млрд кВтч (на 0,2% больше, чем в 2016-м).

      Установленная мощность электростанций ЕЭС России, по данным Системного оператора, к началу текущего года практически достигла 240 ГВт. Всего в прошлом году было введено в эксплуатацию 3,6 ГВт новых станций и увеличена установленная мощность действующего генерирующего оборудования на 292,1 МВт. В то же время выведено из эксплуатации более 1,4 ГВт.

      Что касается начала текущего года, то потребление в январе соответствовало уровню января 2017 г., а затем начался рост. В феврале он составил 1,7% (потребление достигло 92 млрд кВтч), а в марте – 5,8% (потребление подскочило до 97,7 млрд кВтч). И это лишь в рамках ЕЭС. В целом по России март показал рост на 5,9% до 99,7 млрд кВтч. Отрасли помогло неожиданно холодное начало весны. По данным Системного оператора, в марте температура воздуха в рамках Единой энергосистемы России составила -6,9°C. Это на 6°C ниже температуры марта 2017 г.

      Для группы "Газпром", обеспечивающей выработку 16% всей электроэнергии ЕЭС России, 2017-й и начало 2018 г. также были весьма успешными. Летом 2017-го "Газпром" переключил энергоснабжение объектов исторического центра Санкт-Петербурга с устаревшего на новое оборудование Электростанции №1 Центральной ТЭЦ. Теперь электричество поступает от высокоэффективной газотурбинной теплоэлектроцентрали мощностью 100 МВт через современное комплектное распределительное устройство. Среди потребителей такие объекты культурного наследия, как Государственный Эрмитаж, Русский музей, Александринский и Михайловский театры. Новое оборудование позволяет не только увеличить надежность энергоснабжения центра Санкт-Петербурга, но и расширяет возможности по подключению новых потребителей.

      Только в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в дочерней компании "Газпром энергохолдинга" – ПАО "ТГК-1" была реализована программа строительства и модернизации установок суммарной электрической мощностью порядка 1,7 ГВт. К примеру, комплексной реконструкции подверглась Первомайская ТЭЦ. По сути, это было не просто обновление, а строительство новой теплоэлектроцентрали. В 2017 г. здесь заработал объединенный вспомогательный корпус. Теперь станция может отпускать тепло для нужд горячего водоснабжения непрерывно в течение года.

      Всего по стране "Газпромом" было введено в эксплуатацию более 8,5 ГВт новых высокоэффективных энергоблоков. В их числе Адлерская ТЭС (3604 МВт) – важный олимпийский объект, улучшивший энергоснабжение Сочи. Совокупные инвестиции группы "Газпром" в проекты по договорам предоставления мощности (ДПМ) превысили 450 млрд руб.

      На момент вхождения в энергобизнес "Газпром" принял на себя обязательства по ДПМ объемом порядка 9 ГВт. В данный момент идет строительство последнего предусмотренного взятыми обязательствами генерирующего объекта – Грозненской ТЭС (мощность до 360 МВт). Ввод в эксплуатацию запланирован на 2019 г. Тогда "Газпром" выполнит реализуемый с 2007 г. план по ДПМ на 100%.

      В ноябре 2013 г. к "Газпром энергохолдингу" присоединилась компания МОЭК. После этого началась реорганизация теплоснабжения Москвы. Происходила передача источников тепловой энергии от МОЭК в "Мосэнерго", также принадлежащее "Газпрому". Функциональное разделение бизнеса: объекты генерации – "Мосэнерго", тепловые сети и сбытовые функции – МОЭК. Сегодня Москва является крупнейшим в мире городом с централизованной системой теплоснабжения. Около 90% тепловой энергии производится на генерирующих объектах "Мосэнерго" (без учета Новой Москвы).

      МОЭК долгое время была глубоко убыточной компанией (чистый убыток в 2013 г. – 8 млрд руб.). Но благодаря реорганизации и комплексу дополнительных мер предприятие вышло на безубыточность. В 2017 г. прибыль МОЭК выросла на 35,8% и достигла 6,76 млрд руб.

      В целом улучшение финансовых показателей характерно для всех компаний "Газпром энергохолдинга". Так, прибыль "Мосэнерго" по МСФО в 2017 г. выросла на 84,6% (до 24,8 млрд руб.), ТГК-1 – на 49% (до 7,9 млрд руб.), ОГК-2 – в 2,4 раза (до 7,2 млрд руб.). В начале 2018 г. предприятия также демонстрируют значительный рост прибыли.

      Что касается "Газпром энергохолдинга" в целом, то он ожидает рост суммарной чистой прибыли (по РСБУ) по итогам 2017 г. в 2,4 раза до 45,5 млрд руб. Улучшение финансовых показателей сопровождалось небольшим снижением суммарного объема производства электрической энергии на 1,9% (до 150,8 млрд кВтч) и отпуска тепла на 2,2% (до 116,7 млн Гкал). Причины кроются в оптимизации работы старых мощностей, крайне эффективном функционировании новых установок и совершенствовании системы теплоснабжения Москвы. То есть это тот случай, когда больше не значит лучше.

      "Газпром" владеет не только электрогенерирующими предприятиями и сбытом тепла, но и энергосбытовым бизнесом. В 2018 г. профильная компания "Межрегионэнергосбыт" заняла первое место в рейтинге независимых энергосбытовых компаний Ассоциации "НП Совет рынка". В целом показатели I квартала текущего года заставляют строить оптимистичные прогнозы на 2018-й. Конечно, на результатах сказалась задержавшаяся на наших просторах зима. Однако куда более важную роль для электроэнергетического рынка играют восстановление экономики России и рост промышленного производства. Если темпы роста в текущем году хотя бы сохранятся на прежнем, относительно невысоком, уровне, то нашу страну в текущем году ждет новый рекорд потребления электроэнергии, а генерирующие предприятия "Газпрома" – дальнейшее улучшение финансовых показателей.

      Александр Фролов

      Новости партнеров

      Форма обратной связи

      Отправить

      Форма обратной связи

      Отправить