ВЕСТИ

Прямой Эфир

    Прогнозы

      Саудиты пытаются сохранить контроль над Иорданией

      Москва, 14 июня - "Вести.Экономика". Саудовская Аравия не стала спасать экономику Иордании, предоставив пакет помощи в размере $2,5 млрд. Тем не менее король Салман пытался представить все так, будто реальная помощь была предоставлена.

      Это была попытка короля Салмана поставить себе в заслугу выплату денег, которые уже обещал Кувейт. Результатом стала борьба конкурирующих стран Персидского залива с целью поддержки Иордании.

      Король Абдалла отправил уполномоченное лицо в Кувейт еще до того, как разразились уличные протесты, обусловленные ростом цен и увеличением подоходного налога, сообщил источник, близкий к Королевскому суду Иордании. Госсекретарь Кувейта находился в Иордании во время протестов, в результате Кувейт пообещал внести в ЦБ Иордании $500 млн, пообещав еще $500 млн на займы с низким процентом.

      Следующий шаг последовал от Катара. Шейх Тамим бин Хамад Аль Тани, эмир Катара, призвал Абдаллу предложить "существенную финансовую поддержку" Катара. Это было сделано не по просьбе Иордании, которая все еще надеялась, что Саудовская Аравия выделит эти средства.

      Владимир Путин в четверг встретился с королем Иордании Абдаллой II. Открывая встречу, российский президент отметил, что в 2018 г. исполняется 55 лет со дня установления дипломатических отношений двух стран.

      Сегодня министр иностранных дел Катара Мухаммед бин Абдулрахман Аль Тани и министр финансов Катара прибыли в Иорданию для переговоров по вопросу пакета помощи. Это первый подобный визит, поскольку Иордания ухудшила отношения с Катаром в результате давления Саудовской Аравии, которое оказывалось, с тем чтобы создать блокаду год назад.

      Министерство иностранных дел Катара заявило, что Катар решил поддержать экономику Иордании, создав более чем 10 тыс. рабочих мест и влив $500 млн. Через несколько часов после шага Катара, уловив направление Катара, король Салман призвал Абдаллу. В последующем заседании приняли участие эмир Кувейта шейх Сабах аль-Ахмад аль-Сабах и эмир Дубая и премьер-министр ОАЭ Мохаммед бин Мактум.

      Король Салман призвал де-факто правителя ОАЭ Мохаммеда бин Зайеда, но он отказался приехать, и ОАЭ представлял бин Мактум.

      Небольшая ловкость рук Саудовской Аравии – и пакет помощи Кувейта объемом $1 млрд был включен в общий пакет помощи, о котором объявил Салман, как если бы это было решено на встрече. На самом деле Саудовская Аравия и ОАЭ выделили меньше средств, чем Кувейт, разделив оставшиеся $1,5 млрд между ними.

      Таким образом, Королевский суд испытал определенную "степень разочарования" на фоне ответа Салмана, поскольку Иордания уже получила от Кувейта $1 млрд, они ожидали большего от Саудовской Аравии, учитывая, что саудиты прекратили финансирование Иордании в течение двух лет.

      Во-первых, король Салман был в панике, когда понял, что вакуум саудовского регионального руководства заполняется его соперниками в странах Персидского залива. Кувейт пытался и не сумел сыграть роль посредника в кризисе, вызванном блокадой Катара со стороны Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейна и Египта. Но он также находился в конфликте с Израилем и США из-за Газы.

      США заблокировали заявление, в котором содержится призыв к независимому расследованию убийств палестинских демонстрантов на границе с Газой. Заявление составил Кувейт, непостоянный член Совета безопасности.

      Попытка Саудовской Аравии запугать и подчинить Совет сотрудничества стран Персидского залива удалась, страна сумела расколоть его. Сейчас Кувейт проводит свою собственную политику, с опорой на определенную степень независимости, чего не было раньше. То же самое можно сказать о Катаре. Реакция Кувейта на Иорданию является еще одним признаком того, что между ним и саудитами нет особого взаимопонимания.

      Во-вторых, это означает, что король Абдалла, который был в Кувейте во вторник, меньше связан с Саудовской Аравией после этого пакета помощи, чем всем кажется. Саудовская Аравия выделила Амману далеко не такую большую сумму, как предполагает заголовок о $2,5 млрд.

      Да, в Саудовской Аравии работает 400 тыс. иорданцев, их денежные переводы составляют 10% ВВП Иордании. Но у Иордании есть и другие источники финансирования из стран Персидского залива, которые ближе к важным для иорданцев вопросам, чем Салман.

      Политическая переориентация Иордании

      Король Абдалла понимает, что его легитимность не обусловлена простой покупкой поддержки его народа. Он должен учитывать волю своего народа в плане политического курса королевства больше, чем когда-либо за весь период своего правления.

      Протесты на прошлой неделе и продолжающийся конфликт с племенем Бени-сахра, чей лидер, Фарес аль-Файес, был арестован в субботу после призыва к политическим изменениям, стали сигналом для короля, говорящим о том, что ему больше не стоит считать лояльность своего народа чем-то самим собой разумеющимся. Аль-Файес нарушил негласное правило публичного нападения на короля.

      Он заявил не только о том, что хочет "изменить политическую формулу", он добавил: "Мы не хотим принимать вас, Абдуллу, в качестве короля, премьер-министра, министра обороны, начальника полиции и губернатора. Вы стали всем. Вы практически полубог согласно этой конституции, а мы рабы".

      Он также напомнил королю, что его семья произошла с земли, которая сейчас является территорией Саудовской Аравией. Иордания - это все, что осталось от королевства, из которого некогда бежала его семья.

      Политический диссидент Лайт Шубейлат насыпал соль на раны короля, рассказав ливанскому изданию "Аль-Ахбар", что Иордания была смещена Саудовской Аравией как военный подданный Израиля.

      Такие неприкрытые оскорбления королевской власти неслучайны. Они напоминают королевскому суду, что общественное мнение в Иордании так легко не купишь в эти дни.

      То, что думают иорданцы, имеет смысл, и это также является фактором, ограничивающим влияние Салмана, потому что, будучи абсолютным монархом, он не имеет понятия о том, что такое гражданское общество или общественное мнение.

      По разным причинам, как восточный берег, так и палестинская часть иорданского населения, резко против поддержки Саудовской Аравией требований Израиля, касающихся того, что палестинские беженцы лишились права на возвращение.

      Это само по себе считается экзистенциальной угрозой стабильности Иордании. Но есть и другие угрозы. Американское признание Иерусалима в качестве столицы Израиля бросает вызов хашимитской опеке священных мест в Иерусалиме, а также палестинскому требованию, поддержанному Лигой арабских государств, касающемуся того, что Восточный Иерусалим является столицей палестинского государства.

      Хочет он того или нет, но это не те проблемы, которые король Абдулла может обойти. Сейчас его легитимность зависит от его роли хранителя святых мест больше, чем когда-либо.

      У Саудовской Аравии есть все основания полагать, что волна общественной власти в Иордании может легко перекинуться через границы. Растущее значение Кувейта и Катара в качестве независимых игроков Персидского залива и доноров для Иордании также дает королю Абдалле шанс провести политическую реформу в Иордании. Если он не сделает этого, появятся зловещие предзнаменования.

      Новости партнеров

      Форма обратной связи

      Отправить

      Форма обратной связи

      Отправить