ВЕСТИ

Прямой Эфир

    Прогнозы

      Германия: почему немцы голосуют за ультраправых?

      Москва, 13 октября - "Вести.Экономика". Количество сторонников партии "Альтернатива для Германии" среди немецкого населения растет, и, судя по всему, такая тенденция будет продолжаться и дальше. Разочарование граждан внутренней и внешней политикой страны настолько велико, что правительству придется приложить неимоверные усилия, чтобы вернуть себе избирателей. О причинах популярности правых сил в Германии рассказывает Наталья Маурер.

      В ближайшее воскресенье, 14 октября, в Баварии пройдут выборы в земельный парламент. Согласно предварительным опросам ультраправая партия "Альтернатива для Германии" (АдГ) опережает партию СДПГ (Социал-демократическая партия Германии) и занимает третье место после партии ХСС (Христианско-социальный союз в Баварии) и "Партии зеленых". В 2017 г. партии АдГ совершенно неожиданно удалось перетянуть на свою сторону 6 млн граждан. О том, что немцы недовольны внутренней и внешней политикой правительства, давно известно всем партиям страны, однако именно АдГ предложила простое решение всех проблем: "Надо выгнать беженцев-мусульман, закрыть границы, и тогда все будет хорошо, как прежде".

      Сложность заключается в том, что и "прежде" было не так хорошо. Основной поток беженцев накрыл Германию в 2015 г., а разрушение социального государства началось десятилетиями раньше. В средствах массовой информации постоянно звучат гордые слова о том, что экономика Германии является крупнейшей экономикой Европы, а в 2018 г. в рейтинге стран по общему объему ВВП Германия занимает третье место. Почему же тогда положение среднего класса при этом постоянно ухудшается?

      Разрушение социального государства

      Еще в 2004 г. бундесканцлер Герхард Шрёдер сказал в интервью журналу Spiegel о том, что в условиях глобализации государство вынуждено действовать, т. е. принимать непопулярные в обществе законы. На обложке журнала стоял заголовок: "Почему немцам снова придется больше работать" (Warum die Deutschen wieder mehr arbeiten müssen).

      Экономическая политика последних десятилетий привела к тому, что с каждым годом в стране увеличивается количество так называемых Leiharbeiter - временных работников, "работников на прокат". Предприятия отправляют заказ на фирму, которая занимается временным трудоустройством и имеет договор с рабочими специалистами, и получают от этой фирмы нужное количество работников на временный или постоянный проект. Когда проект подходит к концу, работников отправляют обратно на "прокатную" фирму, где они должны ждать нового заказа.

      Работников можно использовать и на долгосрочных проектах, если их постоянно менять, не давая им возможности отработать больше 18 месяцев, или через 18 месяцев переводить на другую должность. Тогда предприятие, согласно закону, не обязано давать им постоянный контракт и соответственно достойную зарплату. Временные работники получают, как правило, зарплату на 60% меньше, чем постоянные. Такое положение вещей очень выгодно предприятию: никаких увольнений, никаких вынужденных отпусков, никаких компенсаций. "Прокатную" рабочую силу используют в различных областях промышленности, технологий, услуг, складирования, логистики и производства, а также в коммерческом секторе, таких как закупки, продажи и финансы.

      Акция протеста временных рабочих концерна IG Metall в городе Эмден

      Несмотря на многочисленные акции протестов, количество "работников на прокат" в период с 2007 по 2017 гг. увеличилось на 43%. В 2017 г. их число составляло уже 1.031.589 человек. "Такая форма работы не дает людям никаких перспектив на будущее. Временные рабочие – это работники "второго класса", при таких масштабах можно уже говорить о современном рабстве. К тому же они составляют конкуренцию работникам с постоянными контрактами и тем самым сводят на нет борьбу за улучшение условий и оплаты труда", - утверждает Сузанне Фершл (Susanne Ferschl), представитель "Партии левых" (Die Linke).

      Согласно официальным данным количество безработных в Германии на май 2018 г. составило примерно 2,32 млн человек. Однако в это число не входят безработные, которые в период подсчета находились на больничном, на каких-либо курсах (например, на курсах по написанию резюме), безработные от 58 лет, которым ждать до пенсии еще целых 8 лет, и другие граждане, не имеющие работы или зависящие от социальной помощи государства. Таким образом, количество безработных и социально зависимых граждан увеличивается до 6,8 млн человек. Пенсионный возраст постоянно повышается. Люди, рожденные после 1964 г., должны работать до 67 лет. Практика показывает, что большинство граждан не выдерживают и выходят на пенсию раньше и соответственно не получают полной пенсии.

      С притоком мигрантов количество "работников на прокат" будет постоянно увеличиваться. Дешевая рабочая сила из европейских стран и беженцы из Ближнего Востока составляют конкуренцию не только немецким рабочим, но и друг другу. Образовался так называемый прекариат, важнейшим фактором которого является отсутствие гарантий занятости. Люди работают фактически на птичьих правах, их можно уволить в любой момент, они не имеют никакой социальной защиты.

      Казалось бы, при таких условиях больше людей должно голосовать за партии левого толка, которые должны защищать интересы основной массы населения. Но этого не происходит, потому что на протяжении десятилетий гражданам постоянно объясняют, что глобализация неизбежна и протестовать против нее нет никакого смысла. К тому же, если в период феодализма было понятно, перед чьей дверью стоять с вилами в руках, то в эпоху глобализации найти виноватого очень сложно.

      А если акция протеста и проходит, то средства массовой информации стараются переключить внимание публики на что-то другое, менее важное. Например, во время встречи "Большой двадцатки" в Гамбурге в 2017 г. в демонстрации антиглобалистов "Welcome to Hell" приняло участие более 70 тыс. человек. Пресса переключила внимание граждан с главной цели демонстрации – протеста против капитализма и глобализации, на массовые беспорядки, которые до сих пор непонятно кем были организованы. Ясно только то, что люди в черном никакого отношения к демонстрантам - противникам глобализации и капитализма - не имели.

      G20 - Гамбург, 2017 год,

      Роль средств массовой информации

      Большую роль в популярности правой партии АдГ сыграли также средства массовой информации, которые слишком односторонне освещают важные политические темы, чем вызывают раздражение и недоверие граждан и к себе, и к правящей элите. Официальные СМИ концентрируют внимание читателей и слушателей в основном на негативном отношении партии АдГ к беженцам и исламу, в результате чего граждане не обращают внимание на содержание политической программы в целом.

      Лидеры партии постоянно подчеркивают то, что правительство тратит слишком много денег на беженцев, хотя эти деньги можно было бы потратить на собственных граждан. При этом они не упоминают, сколько денег тратится на безуспешную борьбу с неплательщиками налогов, скрывающими свои доходы в оффшорах, из-за которых ежегодно Германия недополучает более 100 млрд евро. Сколько денег было потрачено на спасение банков во время финансового кризиса, на сомнительное субсидирование производства (последствия дизельгейта все еще актуальны) и кто виноват в разрушении стран Ближнего Востока и Африки, в результате чего появилось столько беженцев. Если собрать все эти суммы, то денег уж точно хватило бы на всех.

      "Сегодня немецкие журналисты в своих статьях и программах стремятся соединить определенные темы с определенной точкой зрения, которая отражает позицию правящей элиты. Многие серьезные газеты опустились до уровня бульварной прессы и больше ничем не отличаются от газеты Bild. Политические Talkshow представляют собой спектакли, на которых важно шоу само по себе, а не дебаты, обмен мнениями и поиск оптимального решения. Редакторы политических Talkshow заранее обсуждают вопросы и ответы участников, и если приглашенный имеет свое, отличное от редактора, мнение, то его участие в шоу отменяется", - утверждает Норберт Больц (Norbert W. Bolz), профессор медиоведения в Берлинском техническом университете, в интервью одной из программ канала SRF (Schweizer Radio und Fernsehen).

      Кроме того, все интересные передачи, на которых обсуждаются важные общественные вопросы, транслируются каналами ночью, когда все граждане спят. У людей просто нет времени и сил внимательно изучать политические программы партий, читать книги и разбираться в причинах уменьшения их собственного бюджета, в то время как ВВП страны постоянно растет. Гражданам нужно простое понятное решение, а лучше всего враг, но не абстрактный, как глобализация и финансовый капитализм, а конкретный, с которым можно бороться. Как говорит известный немецкий сатирик Фолькер Писперс, главное – это определить врага: "если враг известен, то день обретает смысл" (Wenn der Feind bekannt ist, hat der Tag Struktur, Volker Pispers). Партия АдГ оказалась единственной, кто смог предложить людям конкретного врага. Именно в этом и заключается ее успех.

      Вести пропаганду везде, где можно

      АдГ ведет очень агрессивную политику и пропаганду везде где можно. Она старается по возможности охватить все слои общества. В начале октября, например, в немецкой оппозиционной партии было учреждено общефедеральное объединение "Евреи в АдГ" (JAfD). На пресс-конференции в Висбадене подчеркивалось, что АдГ является произраильской партией. Хотя далеко не все представители еврейской диаспоры в Германии придерживаются такого же мнения, какую-то часть избирателей партии все равно удастся к себе привлечь.

      В середине сентября партия активно взялась за школы Гамбурга. Была открыта онлайн-платформа ("Informationsportal Neutrale Schulen Hamburg"), на которой школьники и их родители могут анонимно жаловаться на учителей, не соблюдающих политический нейтралитет и критикующих на уроках партию АдГ. В ближайшее время партия планирует открыть подобные порталы в Нижней Саксонии, Берлине, а также в других землях. По мнению представителей партии, школьные учителя необъективны: они высказывают исключительно критичное и негативное отношение к политике партии, а это противоречит закону о политическом нейтралитете в школах и является пропагандой других партий.

      Неудивительно, что первая такая онлайн-платформа была открыта именно в Гамбурге, потому что последние десятилетия землей управляют представители левых партий. Конечно же, учителя и министерство образования города очень критично отреагировали на инициативу партии правого толка и назвали призыв "доносить" на учителей неприемлемым. Сообщать о нарушении политического нейтралитета министерству образования можно было и раньше. Если учитель действительно чересчур активно навязывал ученикам свое мнение, то ему мог грозить даже запрет на профессию. Поскольку в последние десятилетия никакой большой разницы между правящими партиями и оппозицией не существовало, пропаганда учителей не имела никакого значения.

      Активное сопротивление учителей не заставило себя ждать. По информации газеты news4teachers.de, "платформой для жалоб" пользуются вовсе не ученики, а учителя и родители – противники АдГ. За три недели существования на платформу обрушились тысячи сатирических обращений типа: "Почему мой сын должен сидеть все время слева?.." или "Изучение арабских цифр никуда не годится! Я требую изучение кельтских рун или римских цифр!"

      Реклама партии АдГ для русскоязычного населения Германии

      В немецкой прессе часто упоминается о том, что именно русские немцы являются ярыми сторонниками партии АдГ. Партия ведет среди переселенцев активную пропаганду, на улицах можно встретить плакаты на русском языке, призывающие голосовать за эту партию. Те, кто действительно голосовал за АдГ, объясняют свой выбор тем, что в России или Казахстане они были чужаками и всю жизнь чувствовали себя людьми "второго сорта". Здесь же они снова не могут найти свою идентичность, потому что для коренного населения они всегда останутся "русскими" и, в отличие от беженцев из Сирии, их с аплодисментами на вокзалах никто не встречал.

      Травма, оставшаяся еще со времен СССР, непризнанные дипломы и ненайденная идентичность в Германии заставляют людей голосовать за партию правого толка. К тому же большинство переселенцев из бывшего СССР живут в гетто рядом с лагерями беженцев. В таких районах в детских садах и школах очень много детей-мусульман (до 80%), в школьные столовые родители требуют поставлять мясо халяль, а после уроков детей забирают мамы в черных платьях и хиджабах. Понятно, что лозунг АдГ на русском языке "Спасем наших детей от исламизации!" у многих сразу находит отклик.

      Партии правого толка не представляют интересы основной массы населения. Представители партии АдГ являются выходцами из финансового сектора (например, Алис Вайдель до начала политической карьеры работала сначала в Goldman Sachs, а затем в одной из крупнейшей в мире страховой компании Allianz Global Investors), партия финансируется крупными олигархами, которых уж точно не интересует улучшение положения "временных" работников, повышение минимальной зарплаты, социальных пособий по безработице, инвестиции в образование и медицину или строительство доступного жилья.

      Например, в Австрии приход к власти партии правого толка только ухудшил положение простых граждан: с 1 сентября этого года правительством был введен 12-часовой рабочий день и 60-часовая рабочая неделя, а 100-тысячная акция протеста граждан ничего не принесла. Надо заметить, что одной из главных задач партии АдГ является отмена налога на наследство, поэтому, скорее всего, она существует исключительно для борьбы с партиями левого толка, чтобы не допустить борьбу с неравенством, которое с каждом годом в Германии становится все сильнее и сильнее.

      Вена-2018, акция протеста против 12-часового рабочего дня

      Согласно исследованиям Европейского центрального банка (EZB) среди стран Евросоюза именно в Германии существует самое несправедливое распределение богатства: 10% населения владеет 60% национального дохода страны. "А если учесть еще и то, что эти 10% населения скрывают часть своих доходов, то получается, что на самом деле всего лишь 5% населения Германии принадлежит 50% национального дохода страны", - утверждает Штефан Бах, ученый из Немецкого института экономических исследований (Stefan Bach, Deutsches Institut für Wirtschaftsforschung, DIW).

      Новости партнеров

      Форма обратной связи

      Отправить

      Форма обратной связи

      Отправить