ВЕСТИ

Прямой Эфир

    Прогнозы

      Бедная богатая Венесуэла

      Москва, 25 января - "Вести.Экономика". Венесуэла – яркий пример страны с огромным сырьевым богатством, которым она неспособна грамотно распорядиться. На ее территории расположены крупнейшие в мире доказанные запасы нефти (300 млрд барр., для сравнения у Саудовской Аравии – 260 млрд барр., у России – 80). Потенциальные запасы сланцевой нефти - также одни из крупнейших в мире. Сама нефть не очень качественная, но месторождения расположены вблизи портов и рынков сбыта, и суммарная стоимость добычи нефти составляет около $25/барр.

      Фото: Pixabay

      Несмотря на это, за последние 5 лет реальный ВВП упал примерно на 45%, инфляция превысила тысячу процентов годовых, в стране нехватка продовольствия и медикаментов. За последние три года из Венесуэлы вынужденно эмигрировали 1,5 млн чел. (5% населения). Попытка государственного переворота в начале 2019 г. лишь одна из многих, произошедших там за последние тридцать лет. Сегодняшние проблемы страны являются результатом политики Уго Чавеса, проводившейся с конца 1990-х гг. Тогда Венесуэла была бедной страной, 85% экспорта которой приходилось на нефть и нефтепродукты. В соответствии с рекомендациями МВФ проводились либеральные экономические реформы, которые выражались в девальвации национальной валюты, открытии страны для международного капитала и сокращению социальных расходов государства. В результате властям Венесуэлы удалось спасти страну от жесткого экономического кризиса, но инфляция все равно выросла, а доходы населения упали. И на выборах победил харизматик Уго Чавес, обещавший направить государственные деньги не на спасение банков, а на борьбу с бедностью и коррупцией.

      Несмотря на громкие обещания, первые несколько лет он фактически продолжал политику предыдущих властей, пытаясь привлечь иностранные инвестиции и найти средства на обещанные популистские программы. Однако большая часть прибылей от добычи нефти уходила нефтяным ТНК, заключившим выгодные для себя соглашения с предыдущими правительствами. Международный экономический кризис 1997-1998 гг. обострил ситуацию: стоимость нефти упала с $19 до $13/барр., ВВП в 1999 г. сократился на 6%. Переговоры Чавеса с нефтяными ТНК окончились неудачей, делиться прибылью никто не захотел, иностранные инвестиции также не пришли.

      В итоге деньги на реформы правительство взяло там, где они были: в течение 2001-2006 гг. национальная нефтяная компания PDVSA получила контрольные пакеты во всех значимых месторождениях, активы некоторых нефтяных ТНК были национализированы, как и активы в нескольких других отраслях. Центральный банк стал зависимым от правительства. Большая часть нефтяных доходов пошла на резкое увеличение социальных расходов. Приток валюты и бегство капитала привели к росту инфляции. В ответ правительство зафиксировало цены на социально-значимые товары (в том числе бензин и основные виды продовольствия) и обменный курс валюты. Несырьевой бизнес стагнировал, доля нефти в экспорте выросла до 95%. Но тогда это было неважно. К 2008 г. нефть подорожала вчетверо, ВВП вырос в полтора раза, а уровень бедности упал с 37% до 25%.

      Кризис 2009 г. привел к падению стоимости нефти на треть. Правительство Венесуэлы открыло для себя финансовые рынки и принялось занимать под обеспечение будущих нефтяных доходов. Кредитовали их охотно: нефть обесценилась ненадолго, и финансовое состояние Венесуэлы рассматривалось как устойчивое. Внешний долг вырос до 70% ВВП ($150 млрд). В 2013 г. Чавес умер от рака, и ему на смену пришел Николас Мадуро, продолживший прежнюю политику.

      В 2014 г. Саудовская Аравия начала передел мирового рынка нефти. Ее цена обвалилась, и правительство Венесуэлы обнаружило, что денег взять больше неоткуда. Заработал печатный станок. Денежная масса росла, курс валюты на "черном рынке" падал, вслед за ним росла инфляция. Безработица выросла до 20%, а затем до 35%. Валютные доходы страны упали, покупать продовольствие стало сложнее. Уже в 2014 г. ввели государственные нормы на продажу еды. Правительство закрыло информацию о гуманитарном положении страны. Но, по оценкам международных гуманитарных организаций, в 2016-20017 гг. две трети семей не могли позволить себе мясо, у 10% детей были диагностированы последствия недоедания. Началась эмиграция в соседние страны, в которых можно найти работу и еду.

      Проблемы с доходами ухудшались внутренним кризисом нефтяной отрасли. После национализации компаний западные специалисты уехали, а местные, хотя и были достаточно профессиональны, не смогли поддерживать прежний объем добычи при переходе на более сложные месторождения и в условиях частичной технологической изоляции. В результате падения качества жизни участились забастовки. За последние два года провалы управления и гуманитарная катастрофа привели к обострению политического кризиса. Мадуро победил на внеочередных выборах 2018 г., формально легальных, но вызвавших в западных странах сомнения относительно честности их проведения. Президента поддерживают как военные, так и бюджетники и значительная часть населения. Но популярность оппозиции растет, по мере того как экономика погружается в экономический кризис.

      Проблема Венесуэлы в том, что безболезненных способов решения ее проблем уже не существует. Большой внешний долг и угроза дефолта затруднят привлечение инвестиций для развития несырьевой части экономики. Если правительство попробует предоставить новые концессии иностранным инвесторам, те, скорее всего, потребуют большой наценки за риск и деньги продолжат уходить из страны. Сегодня Венесуэла, еще недавно бывшая одним из крупнейших мировых экспортеров нефти, стремительно исчезает с рынка. В 2019 г. ее добыча должна упасть ниже 1 млн барр. в день до уровня Ливии, восьмой год раздираемой гражданской войной. Увеличение экспорта нефти в текущих условиях приведет к еще большему ее профициту на мировом рынке, пересмотру цен вниз – и также не позволит быстро восстановить экономику.

      По всей видимости, впереди у Венесуэлы еще много лет болезненных перемен. Монопродуктовая структура экспорта сделала ее крайне зависимой от состояния экономик других стран. Происходящее с ней прямо показывает, что может произойти с экономикой, не сумевшей ни создать инструменты для компенсации международной финансовой нестабильности, ни трансформировать свое сырьевое преимущество в общеэкономическое.

      Константин Кириллов

      Новости партнеров

      Форма обратной связи

      Отправить

      Форма обратной связи

      Отправить