ВЕСТИ

Прямой Эфир

    Прогнозы

      Рубини: неоднозначность экономических перспектив

      Москва, 9 февраля - "Вести.Экономика". После синхронного мирового экономического подъема в 2017 г. наступил асинхронный рост 2018 г., когда в большинстве стран, за исключением США, стало наблюдаться замедление.

      Беспокойство по поводу инфляции в США, траектории политики Федерального резерва, продолжающихся торговых войн, итальянских проблем с бюджетом и долгом, замедления темпов роста в Китае, а также хрупкости рынков в развивающихся странах – все это привело к резкому спаду на мировых фондовых рынках к концу года.

      Как пишет в своей статье на Project Syndicate профессор экономики Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини, в начале 2019 г. хорошая новость в том, что угроза полномасштабной глобальной рецессии низка, а плохая новость в том, что мир вступает в год синхронного глобального замедления, темпы роста экономики будут снижаться до (а в некоторых случаях даже ниже) потенциальных в большинстве регионов.

      "Да, конечно, год начался с ралли на рынке рискованных активов (американских и глобальных ценных бумаг), которое пришло на смену кровавой бане последнего квартала 2018 г., когда многие рынки были охвачены тревогой из-за повышения процентных ставок ФРС и из-за темпов роста в Китае и США. Но затем политика ФРС изменилась, вновь став более мягкой, США сохранили уверенные темпы роста ВВП, а смягчение макроэкономической политики в Китае обещает отчасти сдержать замедление роста экономики в этой стране.

      Повышение прогноза темпов роста мировой экономики по регионам

      Как долго будет длиться эта сравнительно позитивная ситуация, будет зависеть от многих факторов. Первое, на что надо обращать внимание, - ФРС. Рынки сейчас переоценивают активы в соответствии с объявленной ФРС паузой на год в монетарных решениях, однако на рынке труда в США сохраняется высокий спрос. Если рост зарплат ускорится и приведет к хотя бы умеренному увеличению инфляции выше уровня 2%, тогда вновь возникнут страхи по поводу как минимум еще двух повышений учетной ставки в этом году, что, возможно, станет шоком для рынков и приведет к ужесточению условий финансирования. Это в свою очередь возродит озабоченность перспективами роста американской экономики.

      Во-вторых, поскольку замедление темпов роста в Китае продолжается, применяемый сейчас правительством стран набор умеренных монетарных, кредитных и бюджетных стимулов может оказаться неадекватным, учитывая отсутствие уверенности в частном секторе и высокий уровень избыточных мощностей и задолженности. Если тревоги по поводу китайского замедления возобновятся, это крайне негативно повлияет на рынки. С другой стороны, стабилизация роста в Китае неизбежно вернет рынкам уверенность.

      Связанным фактором является внешняя торговля. Эскалация китайско-американского конфликта может притормозить рост мировой экономики, в то время как продление нынешнего перемирия путем подписания торгового соглашения вселило бы в рынки уверенность, даже если геополитическое и технологическое соперничество этих двух стран будет со временем усиливаться.

      В-четвертых, темпы роста экономики еврозоны замедляются, и еще предстоит увидеть, приведет ли это к снижению потенциального роста или чему-то похуже. Результат будет зависеть от переменных факторов как на национальном уровне, например политических событий во Франции, Италии и Германии, так и на более широком уровне, региональном и глобальном.

      Очевидно, что "жесткий" Брекзит негативно повлияет на уверенность бизнеса и инвесторов в Великобритании и Евросоюзе. Если президент США Дональд Трамп начнет торговую войну еще и с европейским автопромом, это серьезно подорвет рост во всем ЕС, а не только в Германии. Наконец, многие будет зависеть от результатов партий евроскептиков на майских выборах в Европарламент. Это в свою очередь усилит неопределенность, связанную с вопросами о преемнике председателя Европейского центрального банка Марио Драги и о будущем монетарной политики в еврозоне.

      В-пятых, внутриполитическая дисфункция в Америке может усилить неопределенность на глобальном уровне. Недавняя приостановка работы федеральных ведомств (shutdown) свидетельствует о том, что любые предстоящие переговоры по поводу бюджета и потолка долга могут превратиться в партийную войну на истощение. Ожидаемый выход доклада специального прокурора Роберта Мюллера может привести или не привести к процедуре импичмента против Трампа. А бюджетные стимулы, созданные благодаря снижению налогов республиканцами, к концу года превратятся в бюджетный тормоз, который, возможно, ослабит темпы роста экономики.

      В-шестых, стоимость активов на фондовых рынках в США и других странах по-прежнему завышена, даже несмотря на недавнюю коррекцию. С ростом издержек на зарплаты доходы и маржа прибыли в США в предстоящие месяцы могут снизиться, что станет неприятным сюрпризом. Учитывая, что компании с высоким уровнем задолженности столкнутся с вероятным повышением стоимости краткосрочных и долгосрочных заимствований, а цена акций многих технологических компаний нуждается в дальнейшей корректировке, нельзя игнорировать угрозу нового эпизода избавления инвесторов от рискованных активов и новой рыночной коррекции.

      В-седьмых, цены на нефть может толкнуть вниз грядущий переизбыток предложения, вызванный увеличением добычи сланцевой нефти в США, потенциальной сменой режима в Венесуэле (которая вызовет ожидания увеличения добычи с течением времени), а также неспособности стран ОПЕК сотрудничать между собой ради ограничения объемов добычи. Низкие цены на нефть – это хорошо для потребителей, но, как правило, они негативно влияют на американские акции и на рынки стран-экспортеров нефти. Тем самым, возрастут тревоги по поводу возможных корпоративных дефолтов в энергетическом секторе и связанных отраслях (как это происходило в начале 2016 г.).

      Наконец, перспективы многих развивающихся стран будут зависеть от перечисленных выше глобальных факторов неопределенности. В числе главных рисков – замедление темпов роста в США или Китае, повышение инфляции в США и последующее ужесточение политики ФРС, торговые войны, укрепление доллара, падение цен на нефть и сырьевые товары.

      Хотя вокруг мировой экономики собрались тучи, есть и светлое пятно: эти тучи заставили крупнейшие центробанки стать мягче, начиная с ФРС и Народного банка Китая, за которыми быстро последовали Европейский центральный банк, Банк Англии, Банк Японии и другие. Тем не менее тот факт, что большинство центробанков заняли очень мягкую позицию, означает, что у них остается меньше пространства для дополнительного монетарного смягчения. И даже если в большинстве регионов мира не будет наблюдаться ограничений в бюджетной политике, бюджетные стимулы обычно вводятся лишь после того, как торможение экономического роста уже началось, причем, как правило, с большим временным лагом.

      Наверное, имеется достаточно позитивных факторов, которые позволяют сделать этот год относительно удовлетворительным (хотя может быть и не очень выдающимся) для мировой экономики. Но если какие-то из негативных сценариев, очерченных выше, материализуются, тогда синхронное замедление темпов роста в 2019 г. может привести к остановке роста мировой экономики и резком рыночному спаду в 2020 г.".

      Рубрики: Будущее

      Метки: Нуриэль Рубини

      Новости партнеров

      Форма обратной связи

      Отправить

      Форма обратной связи

      Отправить