ВЕСТИ

Прямой Эфир

    Прогнозы

      Монетарные иллюзионисты

      Москва, 12 марта - "Вести.Экономика". Удивительным выдалось начало 2019 г. на финансовых рынках. После декабрьского провала, которого не видел ни один старожил мирового фондового рынка, уже в январе 2019 г. американские фондовые индексы отыграли почти все декабрьское падение. Что и кто способствовал радикальному развороту?

      Олег Богданов, экономический обозреватель

      "Понятно, продолжал суетиться Дональд Трамп, который поставил в зависимость свою политическую судьбу от динамики Доу-Джонса. Трамп неоднократно заявлял, что падение – это уникальная возможность у инвесторов купить американские акции. Трамп интриговал инвесторов хорошими перспективами торговой сделки с Китаем. Трамп давил на ФРС, критиковал Джерома Пауэлла за жесткую монетарную политику, даже угрожал. Но, прямо скажем, не Трамп был основным маркетмейкером на финансовом рынке. Главным действующим лицом была ФРС. Именно декабрьские решения американского центробанка спровоцировали мощнейшие продажи на рынке акций США, а уже в январе все тот же Джером Пауэлл с коллегами заставил инвесторов снова кушать кактус, то есть покупать американские акции и закрывать короткие позиции.

      Глаза у членов ФРС открылись сразу после Нового года. Начиная с первых чисел января о ситуации в экономике и перспективах монетарной политики высказалось большинство руководителей ФРС. У всех сквозила одна идея – в экономике явное замедление, ставки повышать больше нельзя. Таким образом, уже к январскому заседанию Комитета по операциям на открытом рынке игрокам стало очевидно, что траектория монетарной политики будет изменена, ни о каком росте ставок уже никто не вспоминал. Однако итоги заседания превзошли ожидания инвестиционной и спекулятивной общественности. ФРС, можно сказать, произвела революцию. Было представлено два заявления, одно традиционное про экономическую ситуацию и ставки, а другое, что было совершенно неожиданно, про баланс ФРС как дополнительный элемент монетарной политики. Стало понятно, что ФРС заболела "японской болезнью": теперь на экономику они смотрят "искоса, низко голову наклоня", теперь запретов и табу нет. Можно проводить манипуляции с балансом, не снижая процентную ставку, можно таргетировать уровни доходности, можно таргетировать и сам баланс, вариантов много.

      Восьмого марта Пауэлл выступал в Стэнфорде. Он говорил о новой "нормальности" монетарной политики, которая заключается в том, что глобально все ставки стремятся к нулю, поэтому центральному банку в случае наступления кризиса сложно традиционными методами стимулировать экономику. Возникает потребность в новом механизме, которым как раз и являются операции с балансом. Если в период до кризиса 2008 г. нормой были обязательства ФРС в 5-6% от ВВП, то после кризиса эта цифра вырастала до 25%, а на конец текущего года Пауэлл прогнозирует 16,5%. С точки зрения Джерома Пауэлла, существенно изменилась оценка эффективного уровня процентной ставки (effective lower bound - ELB), который значительно снизился из-за низкой инфляции. Можно сделать вывод, что нынешний уровень ставки в районе 2,5%, с точки зрения Пауэлла, и является эффективным или нейтральным, поэтому в текущей ситуации ФРС предпочитает разработать инструментарий операций с балансом, который бы работал в кризисные периоды. Спикер пообещал в ближайшее время представить публике планы и конкретные цифры по новой конфигурации баланса. Можно предположить, что сокращение баланса остановят в районе $3,5 трлн, что в структуре баланса ФРС отдаст предпочтение казначейским облигациям, что одним из основных инструментов станет ставка по избыточным резервам банков (2,4%), которая существенно влияет на ситуацию с ликвидностью. В случае ухудшения ситуации в арсенале американского ЦБ остаются и новые программы QE, и целевое таргетирование различных активов, и, конечно, политика нулевых процентных ставок (это не очень приветствуется банками, так как создает проблемы с размещением пассивов, что может привести к убыткам, пример – отрицательные ставки в еврозоне).

      А что делать инвестором в связи с возникновением такого "чуда" в монетарной политике? На первый взгляд, позиция должна быть только strong-buy, только лонг. Однако не все так однозначно. Я часто на эти темы беседую с своими авторитетными товарищами финансистами. Григорий Бегларян считает, что и политически, и психологически, и тактически перед мощным провалом может состоятся большой вынос рынка вверх, поэтому если и не играть в лонг, то лучше выждать. Марк Доникян из QBF, с которым мы общались на недавней пресс-конференции QBF, посвященной американским антироссийским санкциям, думает, что на рынке нужно искать доходность и лучше, чем российские еврооблигации, сейчас почти ничего нет. Спорить трудно, действительно, в прошлом году это был один из лучших активов. В нем и доходность, и защита от валютных рисков. Другие финансисты полны плохих предчувствий, выбирают доллар и американские казначейские облигации.

      В целом можно сделать такой вывод – финансовое сообщество к очередным монетарным фокусам готово. Вроде бы несколько легких манипуляций с балансом и проблемы в экономике должны исчезнуть в стиле Гарри Гудини, который в свое время поразил Лондон исчезновением слона. Но мы-то знаем, слон никуда не исчез, он уже дряхлый, старенький, ему тяжело, и он хочет покоя".

      Новости партнеров

      
      Форма обратной связи

      Отправить

      Форма обратной связи

      Отправить