ВЕСТИ

Прямой Эфир

    Прогнозы

      Политика не мешает Египту вести бизнес с Турцией и Катаром

      Москва, 18 марта - "Вести.Экономика". Египту до сих пор удается не смешивать свои экономические интересы и международные разногласия. Глава Союза палат и товарных бирж Турции Рифат Хисарчыклыоглу прибыл 5 марта в Каир для участия в IV инвестиционном форуме Египта "Вместе для Африки".

      В тот же день Министерство сельского хозяйства Турции объявило о готовности импортировать 13 тыс. тонн египетского лука для частных и государственных торговых компаний Турции.

      Политические отношения Каира с Катаром и Турцией в последние несколько лет резко ухудшились. Египетская армия в 2013 г. свергла связанного с "Братьями-мусульманами" президента Мухаммеда Мурси и объявила эту группу террористической организацией. Однако Анкара и Дока считают "Братьев-мусульман" мирной политической силой и продолжают настаивать, что революция 2013 г. не что иное, как военный переворот. Более того, Турция и Катар предоставили убежище египетским членам "Братьев-мусульман", которых разыскивает Каир.

      5 июня 2017 г. Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет и Бахрейн разорвали официальные связи с Катаром, обвинив ближневосточное государство в контактах с Ираном и поддержке экстремистов и террористических формирований. Катар опровергает все обвинения. До сих пор четыре страны сохраняют торговый бойкот против Катара. Турция - один из немногих реальных союзников Доки в регионе, отмечает Al-Monitor.

      В этом году египетская неправительственная организация "Объединенная национальная группа по правам человека" запустила глобальную кампанию "Право мученика", в рамках которой добивается наказания Катара и Турции "за их поддержку и финансирование терроризма". 24 февраля глава НКО обратился в Генеральную прокуратору Египта с требованием заморозить на территории страны все катарские и турецкие активы, независимо от того, являются они частными или государственными. В обращении также содержится призыв использовать эти активы для выплаты "справедливой компенсации" египетским жертвам террористических операций.

      Однако, по мнению бывшего декана юридического факультета Каирского университета Махмуда Кбейша, ни одно лицо или компания не могут быть обвинены или наказаны на основании их гражданства.

      "Это откровенная дискриминация. Арест иностранных или национальных активов, которые якобы связаны с терроризмом, допускается только после тщательного расследования каждого преступления, а не на основании гражданства инвесторов", - указывает Кбейш.

      Даже если общественная организация имеет право на получение компенсации от правительства Турции и Катара, она должна требовать эту компенсацию через международные суды, а не с помощью замораживания инвестиций.

      "Государственная собственность принадлежит людям этого государства. Их правительство им управляет, но не владеет", - говорит юрист.

      Согласно данным анонимного источника в Федерации египетских торговых палат "все турецкие инвестиции в Египте принадлежат физическим лицам, а не турецкому государству; часть катарских инвестиций в собственности граждан Катара, а остальная часть принадлежит национальным инвестиционным фондам страны".

      В 2017 г. товарооборот между Египтом и Катаром сократился на 27%. Сайт Trade Map, который утверждает, что имеет самую большую базу данных по международной торговле, зафиксировал падение импорта Катара в Египет до $1,371 млрд в 2017 г. с $1,553 млрд в 2016 г. Египетский экспорт в Катар полностью прекратился в 2017 г. после достижения $325 млн в 2016 г.

      По словам профессора экономики Академии Аль-Садат Ихаба Десуки, имидж египетского рынка не пострадает из-за требований конфисковать катарские и турецкие активы или обвинений, что Египет ограничивает катарских инвесторов.

      "Инвестиционные или торговые споры с некоторыми катарскими компаниями происходят лишь по причине несоответствия этих компаний, а не из-за введенных Каиром ограничений, - говорит Десуки. - Это подтверждает статистика. Сегодня в Египет по-прежнему инвестируют более 200 катарских компаний. Не забываете также рост турецких инвестиций в Египет и увеличение турецко-египетской торговли".

      В 2017 г. общий объем катарских инвестиций в Египет составил $1,105 млрд, утверждает Главное управление инвестиций Египта. Среди крупнейших инвесторов - Национальный банк Катара и катарский шейх Мохаммед бен Сухайма Аль Тани (член катарской королевской семьи). Шейху принадлежит большое количество акций Egyptian Steel, Citadel Capital, Naeem Holding и State Holding.

      Несмотря на политическую напряженность в 2018 г., товарооборот между Египтом и Турцией вырос на 12%. Турецкий импорт в Египет в 2018 г. достиг $3 млрд по сравнению с $2,36 млрд в 2017 г. Египетский экспорт в Турцию составил $2,19 млрд в 2018 г. по сравнению с $1,997 млрд годом ранее. Общие турецкие инвестиции в Египет достигают $10 млрд.

      Новости партнеров

      Форма обратной связи

      Отправить

      Форма обратной связи

      Отправить