ВЕСТИ

Прямой Эфир

    Прогнозы

      Аксель Вебер: каков следующий шаг после "Базеля III"

      28.01.2013 14:45Распечатать
      Следующий шаг, который необходимо предпринять после введения стандарта "Базель III", - общемировые нормы регулирования международных банков. Сейчас существуют значительные расхождения в банковских стандартах и надзоре в США, Великобритании и Европе. Это одна из тех областей, где регуляторам необходимо прилагать больше усилий, сказал председатель совета директоров банка UBS Аксель Вебер в интервью телеканалу "Россия 24".

      Ситуация в европейской банковской системе улучшается. Банки становятся более устойчивыми. Но многие из них все еще нуждаются в рекапитализации.

      Добрый день, господин Вебер! У вас уникальный опыт. Вы были президентом Бундесбанка, сейчас вы являетесь председателем совета директоров UBS. По вашему мнению, основные проблемы европейских банков преодолены или нет?

      Ситуация в европейской банковской системе улучшается. Мы наблюдаем стабильный процесс постепенного отказа от использования заемных средств. В ходе этого процесса европейские банки значительно уменьшили стоимость активов на своих балансах.

      При этом на протяжении всего этого процесса возникают опасения относительно достаточности капитала. В странах вроде Испании, где остро встала необходимость рекапитализации банков, в частности сберегательных, правительство предоставило определенный объем средств. В целом, я думаю, проблемы еще далеки от разрешения, процесс снижения заемных средств банков продолжается. Но в целом состояние финансовых компаний улучшается, они становятся более устойчивыми.

      В своей вчерашней речи вы упомянули, что существует проблема банков, которые слишком большие, чтобы рухнуть (прим. – системообразующих банков). Каким может быть решение этой проблемы?

      Общая проблема состоит в том, что банк - это сложная организация. Один банк ведет самую разнообразную деятельность - это торговля, работа с ценными бумагами, обслуживание частных клиентов, розничный банкинг. Регуляторы пытаются сделать так, чтобы в следующий кризис можно было провести оздоровление банка, даже если он относится к мировым системообразующим банкам.

      Правительства хотят повысить устойчивость финансовых компаний, чтобы в сложной ситуации оздоровление понадобилось только одной части банка, а другие подразделения можно было бы ликвидировать или продать конкурентам, не прибегая к бюджетной поддержке. Я думаю, что необходимо продолжать работать в этом направлении и создавать новые инструменты для санации банков. Именно в этом направлении политики и налогоплательщики хотят видеть прогресс. И мы в Совете финансовой стабильности (FSB) стремимся к нему, у нас есть соответствующие наработки, и к следующему году режим санации может быть запущен на полную мощность.

      Что вы думаете о нормах банковского регулирования “Базель III”? Европейские банки беспокоятся, что эти нормы могут иметь негативное влияние, и особенно на кредитную деятельность. Является ли “Базель III” адекватным ответом на существующие проблемы?

      Если говорить с точки зрения регуляторов, а я являюсь членом комитета по финансовой стабильности, то “Базель III” сегодня представляет собой адекватный подход к ситуации. У банков мало капитала, не слишком качественные активы на балансах, есть некоторые проблемы с ликвидностью. И я думаю, что “Базель III” будет способствовать улучшению ситуации. У нас в Швейцарии еще более строгое регулирование, чем предусмотренное “Базелем III”, необходимые нормы капитала у нас еще выше. Сейчас важно задать определенный тренд в вопросе регулирования банков.

      Следующий шаг, который необходимо сделать, - это перейти к общемировым нормам регулирования, при которых мировые банки, вроде UBS, подчиняются единым стандартам во всех странах, где они работают. Пока этого не происходит. Сейчас все скорее наоборот. Мы видим расхождения в банковских стандартах и надзоре в США, Великобритании и Европе. Очень важно преодолеть это и придти к единой системе для ведущих транснациональных банков. Это одна из тех областей, где регуляторам необходимо прилагать больше усилий.

      Что вы думаете о заявлении господина Кэмерона о возможном выходе Великобритании из ЕС? Как это может отразиться на европейской банковской системе?

      Я думаю, что тут есть два аспекта. Первое: премьер-министр Великобритании четко дал понять, что его личная предвыборная программа будет строиться на ясном понимании того, что страна должна сама выбирать, остаться ей в ЕС или выйти. Он дал четко понять, что выбор есть. Формулировка вопроса несложная, это вопрос, который требует ответа “да” или “нет”. И Кэмерон хочет, чтобы на него отвечало население Великобритании.

      Его опасения связаны с тем, что все больше суверенитета страны переходит к Брюсселю и что британцы не контролируют этот процесс. И поэтому Кэмерон хочет, чтобы в процессе голосования участвовало население страны. И это право граждан. Поскольку я большой сторонник европейского проекта, я надеюсь, что население Великобритании выступит за то, чтобы остаться в ЕС. Надеюсь, что они видят все преимущества свободной торговли и свободного перетока рабочей силы, и то, какие выгоды на протяжении лет это приносит Великобритании. Как вы знаете, Швейцария не входит в ЕС, ее граждане решили не присоединяться к ЕС, однако страна тесно взаимосвязана с Евросоюзом. Я думаю, что это дело каждой отдельной страны - выбирать свой путь. Я надеюсь, что граждане Великобритании четко видят преимущества Европы и захотят остаться ее частью.

      Есть мнение, что европейское регулирование жестче, чем в США. Так ли это? И как вы думаете, не дает ли это американцам больше конкурентных преимуществ?

      Как я уже сказал, система регулирования сильно отличается от страны к стране. Некоторые аспекты в Великобритании и Европе отличаются от тех, что есть в США. Я бы не сказал, что регулирование жестче. Просто европейский банковский сектор пострадал от двух кризисов - кризиса ипотечного рынка США и долгового кризиса периферийных стран Европы. И особенно сильно он ударил по банкам, которые активно работают в периферийных странах еврозоны. Поэтому у европейских регуляторов оказалось очень много работы. Сейчас идут активные дискуссии относительно образования европейского банковского союза. Этот шаг будет означать большой прогресс в области надзора за европейскими банками из Франкфурта. Но в то же время есть определенные последствия для налогоплательщиков. Необходима единая программа санации и восстановления, и налогоплательщики на этой стадии могут быть к ней не готовы. Таким образом, я бы не стал говорить о том, что европейское регулирование жестче, просто у регуляторов очень много работы. И поэтому кажется, что европейские регуляторы в большей степени вмешиваются в работу банковской системы, чем их американские коллеги. Просто европейский кризис в меньшей степени повлиял на банки в США.

      Пока не существует мирового банковского регулятора. Как вы оцениваете перспективы его создания?

      О, вы знаете, до этого еще очень и очень далеко. Единый регулятор не появится в текущем десятилетии. Это вопрос отдаленного будущего, поскольку для общемировых стандартов проведения санаций необходимо взаимное признание этих правил во всех юрисдикциях и создание глобальной организации, которая будет заниматься урегулированием конфликтов. Совет финансовой стабильности может стать ядром такой организации, поскольку он ведет переговоры с регуляторами по всему миру и сам Совет состоит из регуляторов со всего мира. Мы будем двигаться к единой точке зрения на банковский сектор. Но это планы на следующее десятилетие. Их реализация поможет нам решать проблемы, возникающие в различных странах и регионах.

      Могу я задать вам один вопрос про UBS? Вы недавно объявили широкомасштабную программу реформирования. Каковы ее основные пункты?

      Мы работаем в двух направлениях, и нам необходимо придерживаться этого двоякого взгляда. Первое - мы решаем проблемы, через которые банку пришлось пройти в прошлом. Недавно была достигнута договоренность в области расследования, связанного со ставкой LIBOR. Кроме того, UBS только что урегулировал вопросы с США, связанные с трансграничными банковскими операциями. Таким образом, мы решаем проблемы из прошлого. И в то же время работаем по новой стратегии. Мы хотим уделить больше внимания развитой сети управления активами и нашему доминирующему положению на внутреннем рынке Швейцарии. У нас очень хороший бизнес по управлению активами, и наш инвестиционный банк будет помогать обслуживать наших розничных и корпоративных клиентов. У нас будет более простой инвестиционный банк, он будет больше ориентирован на клиентов. Наш банк будет первым двигаться в этом направлении, это наша инициатива. Мы делаем то, что считаем правильным для UBS, остальным придется самим выбирать свой путь развития.

      И один личный вопрос. Сейчас вы знаете вкус работы по обе стороны баррикад. Какая сторона интереснее?

      Я думаю, что интересны обе стороны. Еще раньше я занимался научной деятельностью. Таким образом, я перепробовал много видов деятельности. У каждого из них есть свои преимущества. Плюс работы в государственном секторе - в том, что есть возможность помогать экономике двигаться вперед. Как вы знаете, центробанки занимают сейчас очень важное место на рынке. Возглавлять центробанк очень интересно, есть возможность применять на практике знания в области кредитно-денежной политики. Работа в регулирующем органе представляет собой хорошую возможность участвовать в разработке правовых норм, но их реализация и наблюдение за их применением в каждодневной работе банков – это тоже достаточно сложная и интересная задача. Мне нравилось все, чем я занимался. Все было очень сложным и интересным.

      Беседу провела ведущая ТК "Россия-24" Наиля Аскер-заде

      Новости партнеров

      Форма обратной связи

      Отправить

      Форма обратной связи

      Отправить