ВЕСТИ

Прямой Эфир

    Прогнозы

      Христенко: для выхода из кризиса нужна интеграция

      21.06.2013 22:50Распечатать
      Продолжение интеграционных процессов в мире, а также адекватный диалог и конкуренция между различными интеграционными моделями необходимы для того, чтобы найти выход из затяжного экономического кризиса. Такую точку зрения высказал в интервью телеканалу “Россия-24 председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Виктор Христенко.

      Евразийское экономическое пространство на пути к расширению. Председатель коллегии ЕЭК Виктор Христенко высказал свою оценку необходимости интеграционных процессов в мировой экономике

      Виктор Борисович, на форуме вы заявили, что в ближайшие полвека ключевую роль будут играть интеграционные объединения. Как повлиял на интеграционные процессы финансовый кризис 2008 года?

      Кризис 2008 года послужил серьезным катализатором для интеграционных процессов во всем мире, на всех континентах. И причина этого, очевидно, заключается не в попытке защититься от внешнего мира, а в стремлении найти адекватный ответ тем вызовам, которые глобализация с собой несет. И что, наверное, не менее важно – попытаться найти такую компанию для себя, в которой ты будешь услышан, в которой твое мнение и позиция будут учтены и посредством которой будут транслированы в этот глобальный диалог.

      Модель, которая существовала, и существует в значительной степени до сих пор, модель глобального мира, в которой есть страны или страна-локомотив, которая ведет и определяет, по сути дела, многие вещи, она перестала соответствовать этому миру. Мир существенно изменился, в нем появились новые игроки. Экономика мировая переконфигурировалась в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона, и не учитывать сегодня Китай, Индию и ряд других стран в этом глобальном мире просто невозможно, тем более если смотреть вперед. И в этом плане задаешься вопросом, о том, насколько, например, G8 в состоянии выступать в роли мирового правительства, если там нет того же Китая.

      Поэтому кризис 2008 года, с моей точки зрения, подтолкнул развитие интеграционных процессов на всех пространствах, в том числе и на евразийском, если касаться Евразийского проекта. Кроме всего прочего, этот кризис, очевидно, стал фиксацией того, что это кризис глобализации. Поэтому выходить из него надо будет за счет эффективного диалога, эффективных интеграционных объединений Я в этом абсолютно убежден. Поэтому я не вижу риска того, что мир развалится на какие-то фрагменты, которые начнут жестко конфронтировать друг с другом. Никуда процессы глобализации не денутся. Но как они будут развиваться, как они должны управляться, как должны поменяться институты, которые связаны с управлением этими глобальными процессами – это должно рождаться в диалоге как раз интеграционных структур. Их много уже сегодня появляется, и это не обязательно территориально оконтуренные на одном пространстве страны. Например, возникающее по торговому вектору взаимодействие США и Европы – так называемое TAFTA, соглашение о свободной торговле, – это один из такого типа форматов, где интегрируются интересы ценой в несколько триллионов долларов.

      Какое влияние на мировую экономику окажут подобные заявления и намерения по созданию подобных интеграционных структур?

      США и Европа подсчитывают те дивиденды, которые сулит такого рода либерализация взаимодействия двух крупнейших мировых игроков. Это приносит, по разным подсчетам, $250 млрд в год. Но вопрос здесь заключается в следующем: не нарушит ли такой преференциальный режим баланс интересов других участников? Ведь ничего из ничего не получается, и если что-то где-то прирастает, значит, что-то где-то убывает. И такой драйвер на четверть триллиона долларов вот так мгновенно не создается. И конечно, как говорится, вся чертовщина, она в деталях. Ведь параллельно возникает трансатлантический и транстихоокеанский такой же диалог, где немножко другие участники, хотя тоже присутствуют, например, США. А как это между собой соединяется? Я думаю, что никто пока до конца не понимает. Но все включаются в эти истории потому, что пытаются найти адекватный ответ тому кризису, в котором находится мир. И в этом плане, я убежден, что мы сейчас, может быть, даже через конкуренцию этих интеграций, будем усиливать внутреннюю эффективность этих интеграционных объединений и выстраивать диалог между ними. И чем быстрее мы это сделаем, чем быстрее этот диалог охватит решающее количество реальных игроков, тем быстрее мир услышит и почувствует, что выход из этого тупика существует. В противном случае это лишь отдельные общие и иногда банальные призывы к каким-то вещам, которые много раз опробованы, но почему-то уже не очень помогают.

      Хочется поговорить об интеграционном объединении, которое близко нам – это Таможенный союз. Недавно Евразийская экономическая комиссия подписала с Украиной меморандум об углублении отношений. То есть Киев, по сути, будет участвовать в Таможенном союзе. Какого рода это будет участие? И можно ли говорить о том, что Украина присоединится к Таможенному союзу?

      Украина – одна из стран, которой еще предстоит сделать свой выбор относительно позиционирования в интеграционных структурах. Дискуссия, которая идет в Украине по этому поводу, с учетом внутриполитической дискуссии в целом, приобретает острый, драматический характер. В этом плане нет ничего более бурного, чем обсуждения интеграции либо в Европейский союз, либо в Евразийский союз. Что по факту за это время произошло во взаимодействии с Таможенным союзом? Произошли три события. Первые два были связаны с подписанием двух меморандумов. Один по взаимодействию в сфере торговли, другой – в сфере технического регулирования. Такое взаимодействие между министрами правительства Украины и членами коллегии, министрами Евразийской комиссии уже больше года идет. Это позволяет вести диалог по техническим стандартам, нормам, требованиям к продукции и так далее – по сложностям, которые могут возникать в торговле друг с другом. Все-таки Украина – один из крупнейших торговых партнеров для стран Таможенного союза. А третий документ, который был подписан совсем недавно в Минске по поручению президентов стран, он связан с двумя вещами. Первое: Украина заявила о своем стремлении стать наблюдателем в Евразийском экономическом союзе, который создается. И второе: до этого момента Украина включается в работу высшего совета, совета коллегии Евразийской комиссии. То есть на всех уровнях. Она имеет возможность быть приглашенной на все эти мероприятия. Соответственно это чуть более глубокий такой формат взаимодействия и информирования, возможность выдвигать инициативы. Но это, конечно, не является элементом полноценного включения в Таможенный союз и Единое экономическое пространство. Этот выбор остался за Украиной. Я думаю, что 2013 год, как раньше говорили, будет решающим или определяющим для Украине в этой развилке. Единственное, что можно точно сказать, - определяться придется. Потому что в сегодняшнем мире рассчитывать на то, что ты будешь услышанным, ты будешь учтенным и твои интересы вообще не останутся за бортом, можно только тогда, когда ты включен в такого рода сильные группировки, в сильные структуры. Но выбор остается за украинской стороной.

      А что с такими потенциальными странами-участницами, как Киргизия и Армения?

      С Кыргызстаном тоже подписан соответствующий пакет, одновременно с украинскими коллегами, но там совсем другая цель. Этот пакет определяет переходный период такого же участия в деятельности высшего совета, совета комиссии и коллегии. Но цель – полноценное участие в деятельности Евразийского экономического союза, полноценное членство. И это, конечно, другой ориентир, по которому Кыргызстан движется сегодня. Есть специальная рабочая группа, и мы до конца года на уровне президентов утвердим дорожную карту по присоединению Кыргызстана к Таможенному союзу.

      Вы также говорили, что одна из целей Единого экономического пространства - не повторить ошибок других интеграционных объединений. Какие объединения вы имели ввиду и какие ошибки подразумевали?

      В мире есть только одно интеграционное объединение, продвинутое дальше, чем Евразийский проект. Это Европейский союз. И в этом смысле этот проект служит для нас предметом для исследований, для аналитики, для понимания того, что надо делать, чего надо опасаться и так далее. И в этой связи, с моей точки зрения, главное, чего мы должны сейчас избежать на этапе создания Евразийского экономического союза, – это не упустить глубину интеграции. То есть не оказаться в ситуации, когда цели расширения участия в союзе и некие политические амбиции будут доминировать над глубиной интеграции. В значительной степени, с моей точки зрения, Европейский союз испытывает сложности на сегодняшний день именно из-за этого. Слишком большая крона у этого дерева, у которого корни не позволяют противостоять таким бурным ветрам, которые связаны с кризисами.
      

      Новости партнеров

      Тест. Вторая мировая война. Знаете ли вы ее предысторию?

      1 сентября 1939 года, ровно 80 лет назад, началась Вторая мировая война. Сегодня исторический ревизионизм набирает обороты. Россию все чаще не зовут на торжественные мероприятия, в честь каких либо памятных дат, связанных с войной.

      
      Форма обратной связи

      Отправить

      Форма обратной связи

      Отправить