ВЕСТИ

Прямой Эфир

    Прогнозы

      Эпоха дешёвого продовольствия кончилась

      08.11.2011 14:02Распечатать
      Интервью главного советника Международного центра инвестиций ФАО ООН Евгении Серовой

      Рост населения планеты оказывает влияние на продовольственный спрос. Какие ещё факторы влияют на развитие рынка? А также как быстро нарастить производство и при этом не допустить скачка цен?

      Евгения, здравствуйте! Очень рады видеть вас!

      Здравствуйте, взаимно!

      Евгения, в прошлом месяце, в конце октября, человечество разменяло 8-ой миллиард. Важность продовольственной проблемы с каждым днём всё возрастает. Какие факторы влияют на развитие рынка?

      Безусловно, рост населения оказывает влияние на продовольственный спрос. Безусловно, ещё большее влияние оказывает рост доходов этого населения, изменение диеты в сторону всё больше животноводческой продукции, фруктов и овощей всё меньше, зерновых тоже. Ещё больше сказывается на спросе тот факт, который мы не очень-то заметили, что пару лет назад мы перевалили ещё один рубеж: у нас городское население превысило долю сельского населения в мире. А в городе совсем другой спрос на продовольствие, чем у сельского населения.

      То есть, спрос у нас не платёжеспособный? При том, что он колоссальный. Насколько я знаю, у нас сегодня голодает почти миллиард человек. Да, это неплатёжеспособный спрос. Но никакой тревожной ситуации я не вижу. Потому что все крупные развитые страны экспортёры продовольствия ограничивают производство на своей территории. Это означает, что, в принципе, мы очень быстро можем нарастить производство и обеспечить этот нарастающий спрос. Вот в 2006-2008 годах во время первого продовольственного кризиса, когда всплеск цен на продовольствие произошёл, Россия, Украина и Казахстан в один сезон нарастили производство зерна – и столкнулись с невозможностью его сбыть.

      Евгения, вы говорите, что цены растут. С чем это может быть связано?

      Цены поднялись, перешли на новый уровень и они уже не снизятся. Эпоха дешёвого продовольствия кончилась. И я уже сказала, почему – при этих ограничителях ресурсов и при постоянно растущем спросе этого не произойти не могло. При переходе на новый уровень неизбежно колебание цен – чтобы участники рынка могли приспособиться к этой ситуации, понять, как на неё реагировать. Поэтому ценовые колебания, что гораздо более болезненные, чем сам уровень цен. Интересен вопрос возвратности средств. Есть формулы по возвратности средств из других секторов экономки. Что с сельским хозяйством? Инвестиции в зерновой сектор России сопоставимы с инвестициями в нефть. Я абсолютно в этом уверена.

      Это суммы какого порядка?

      Я боюсь возбудить слишком большие дискуссии вокруг этих цифр. Но могу сказать, что в 90-е годы возвратность инвестиций в зерновой сектор превышал 100 процентов.

      Евгения, скажите, кто сегодня основной инвестор в сельское хозяйство? Основным инвестором в сельское хозяйство были, есть и будут частные инвесторы. Это сами производители, фермеры, крупные корпорации, трейдеры сельхозпродукции. Публичные инвестиции сохраняются, но их задача – открыть пути для частных инвестиций. Просто публичный инвестор, когда он начинает инвестировать не в институты, не в инфраструктуру, не в образование, не в науку, а в производство, всегда проигрывает частному инвестору.

      Евгения, мы прекрасно знаем риски вложений в другие сектора экономики, в ту же нефть, например. Каковы риски вложений в сельское хозяйство?

      Да сельское хозяйство сильно зависит от погодных условий. Но при современных технологиях управления риском эта проблема решаема. Рискует мелкий частный производитель в развивающемся мире, который отделён от страховых рынков, от финансовых рынков, который плохо информирован. Вот там это беда. Но чтобы крупная зерновая корпорация на юге России или в Украине не могла застраховать от погодных рисков, я в это не могу поверить.

      А есть те, кто готов страховать сельское хозяйство? Я думаю, что да. И в России таких много. Вы знаете, я думаю, что это во-первых, вопрос привычки. Во-вторых, это вопрос государственной политики. Потому что если государство готово покрывать убытки сельского хозяйства из года в год от погодного фактора, то ни один нормальный рационально мыслящий производитель страховаться за свой счёт не будет. Господдержка в ЕС очень высока, там государство выступает не инвестором, но помощником. Как обстоят дела в других регионах мира?

      Безусловно, европейское сельское хозяйство поддерживается. Я вам хочу сказать, что по последним оценкам ОЭСР, по уровню поддержки сельхозпроизводителей Россия практически сравнялась по уровню поддержки с США и ЕС.

      О каком объёме поддержки мы можем говорить?

      Показатель поддержки не выражается в бюджетных суммах, как вы от меня хотите услышать. Это разница между среднемировой ценой и ценой внутри страны. Если цена для производителя внутри страны превышает некую усреднённую мировую цену, то ваш производитель поддерживается. Если внутренние цены производителей ниже среднемировых, то, скорее всего, деньги из сельского хозяйства какими-то политическими, какими-то государственными путями изымаются. Вот так считается этот показатель в ОЭСР. И по этому показателю Россия сейчас находится на уровне США и ЕС.

      Евгения, спасибо Вам огромное за интервью.

      Спасибо вам!

      Беседу вел корреспондент ТК «Россия-24» Сергей Батищев

      Новости партнеров

      Форма обратной связи

      Отправить

      Форма обратной связи

      Отправить