ВЕСТИ

Прямой Эфир

    Прогнозы

      Госкомпании должны работать в конкурентной среде

      18.11.2016 13:30Распечатать
      О новых принципах тарифного регулирования, объективности инвестпрограмм естественных монополий и конкурентной среде рассказал в интервью Сергей Пузыревский, заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы России.

      Отсутствие единых принципов регулирования во всех сферах естественных монополий приводит к тому, что дисбаланс не позволяет последовательно проводить долгосрочную политику тарифного регулирования.

      - Какие изменения произошли в новом законе о тарифах и методике расчета тарифов в ближайшее время? Во-первых, на какой период времени планируется зафиксировать тарифы для монополий? Во-вторых, какое влияние на изменение тарифов может оказать уровень инфляции в будущем? Есть ли какие-то другие варианты?

      - Тема, связанная с тарифным урегулированием, является сверхактуальной в условиях роста уровня роста цен, потому что тарифное регулирование - это практически вся инфраструктура экономики.

      Конечно, должна быть четкая, понятная концепция о том, куда движутся эти тарифы, на каких принципах они базируются и каким способом они изменяются в долгосрочной перспективе.

      Прошло чуть более года с того момента, когда Федеральной антимонопольной службе переданы функции тарифного регулятора.

      Мы, проанализировав систему законодательства, пришли к выводу, что, к сожалению, отсутствие единых принципов регулирования во всех сферах естественных монополий приводит к тому, что в конечном итоге дисбаланс не позволяет четко и последовательно проводить долгосрочную политику тарифного регулирования.

      Процесс тарифного регулирования в конечном итоге сводится к планированию примерно на год. Каждый год мы живем в парадигме утверждения тарифов на следующий год во многих направлениях, я не скажу, что во всех, но во многих.

      Поэтому первое, с чего я начну, что Федеральная антимонопольная служба предложила концепцию формирования нового закона, закона о государственном регулировании, в основу государственного регулирования цен и тарифов.

      Мы обсуждаем эту концепцию с нашими коллегами из других федеральных органов исполнительной власти, предложенную для обсуждения в дальнейшем в правительстве Российской Федерации.

      ФАС должна сформулировать единые принципы для всех отраслей. В том числе принципы, которые могут быть положены в основу определения тарифов, ухода от затратных механизмов формирования тарифов. Мы как антимонопольщики видим, что затратный метод, он в большинстве случаев себя дискредитирует. Например, если естественная монополия живет от затрат, то единственный ее экономический стимул - эти затраты раздувать. Потому что других стимулов внешнего давления практически не существует.

      Поэтому, когда мы говорим об этих механизмах, нам нужно максимально использовать варианты сопоставимости. Если мы можем сравнить структуру затрат на конкурентном рынке, а в конкурентном рынке каждая копейка влияет на себестоимость, это копейка из прибыли. Желание получить прибыль, она, в общем-то, естественным способом давит на снижение себестоимости, то есть, если мы видим аналогичные структуры затрат, которые различаются в разы, то их нужно, конечно, вырезать.

      Это абсолютно понятно, и в рамках этой концепции нужно сместить приоритеты от затратного метода к методу сопоставимости, к методам понятных аналогов, которые не позволяют большой дискриминации в тарифном регулировании. Такие методы сделают систему тарифного регулирования более понятной.

      Вы сказали относительно влияния тарифов на уровень инфляции. Конечно, это, безусловно, так. Когда мы говорим о том, какие должны быть тарифы, мы понимаем, что динамика роста тарифов не должна превышать уровень инфляции. В противном случае мы тем самым сами даем стимулы к тому, чтобы инфляция росла больше.

      Поэтому концептуально идеология "инфляция минус", она та идея, которая сейчас все-таки воспринимается всеми как основа существующего тарифного регулирования. Это первое.

      Второе. Мы, конечно, тоже понимаем, что правительство определяет сценарные условия развития экономики, ограничивая рост оплаты населения, задает определенные параметры тарифного регулирования, а на практике дальше очень часто происходит то, что параметры заданы, но тем не менее регулируемые организации просят еще больше. Просят больше и прирост платы населения, например 4%, многие из них говорят, давайте нам 5-6-8%.

      - Они угрожают, они говорят, если вы нам не дадите чуть больше, у нас будут резаться инвестпрограммы?

      - Урезать инвестпрограммы - тоже такая хорошая тема. Нужно понимать, когда речь идет об инвестпрограммах, нужно заранее обсудить, из каких источников она будет выполняться.

      Очень часто происходит следующее: естественная монополия сама для себя определяет инвестиционную программу, выполняет ее, а потом заявляет: уважаемое население, заплатите за нее. Разве это правильно? Наверное, нет.

      - Нелогично.

      - Поэтому, если речь идет о том, что у нас во многих регионах есть проблемы - безусловно, это нельзя отрицать, существуют проблемы, например, в сфере ЖКХ, в сфере водоснабжения, теплоснабжения, необходимо проводить модернизацию оборудования, - то эти вопросы необходимо обсуждать с населением.

      Для этого существуют муниципальные депутаты, у нас существует региональное законодательное собрание. Необходимо представлять инвестпрограммы на обсуждение жителям через соответствующие представительные органы. Если они говорят, мы готовы поднять на 2%, но мы понимаем, что у нас будет отличный водопровод или у нас будут улучшены условия водоснабжения или теплоснабжения, но тогда соответственно это другой порядок принятия решения по тарифному вопросу, то есть превышение возможно только в том случае, когда само население этого просит, ну либо через депутатов.

      - То есть понимать, для чего происходит повышение тарифа?

      - Обязательно может, в конце концов, проконтролировать. Потому что очень часто мы проголосовали, деньги собрали, дальше соответственно результат не получили. Что в этом случае получается: опять-таки эти деньги на следующие периоды надо исключать из тарифа.

      Соответственно, раз они потрачены нецелевым способом, в тарифном регулировании должны на следующий период зеркально отражены в минус.

      В этом случае годовой тариф должен упасть на следующий период. Такие механизмы должны работать очень четко. Если мы вводим какие-то ограничители, значит, превышение их невозможно, то есть вопрос который связан с тем, что плата граждан - это предел, который закреплен законом.

      Если хотите выйти за этот предел, значит обсуждайте это с представителями органов власти, принимайте решение в рамках населения. Более того, еще одна тема, которая тоже весьма актуальна, - формирование тарифа идет по принципам расходов. Мы все время начинаем считать независимо от метода, тарифное регулирование связано с тем, что определяем структуру затрат.

      С точки зрения естественных монополий имеет под собой экономическое обоснование, по-другому нельзя посчитать. Например, любая котельная требует топливо, для того чтобы производить тепло, затраты на оплату труда и так далее. Отсутствие нормативов и рыночных механизмов определения цены приводит к тому, что затраты получаются космические.

      К сожалению, анализ Федеральной антимонопольной службы по реализации конкурсных механизмов закупок свидетельствует о том, что несмотря на то что в 223-й законе о закупках отдельных юридических лиц предусматриваются конкурсные процедуры закупок для нужд естественных монополий, более 90%, закупок проводится у единственного поставщика.

      Это значит, что никакой конкуренции при закупках нет.

      - Или нет другого механизма, который позволял бы эту проблему решать?

      - Или нет желания создавать другой механизм, который позволял бы получить минимальную цену. С одной стороны, должны быть понятные стимулы, чтобы у естественной монополии появился стимул экономить.

      Получается так, что монополии не хотят этим заниматься. Например, заключая договор по топливу по некой цене, а выше рынка она будет или ниже рынка, потратились мы так, не удалось нам купить, не планировали заранее и так далее и положили все это в тариф. На самом деле должно быть так: есть справедливая рыночная цена, и выше этой цены ты покупать не можешь.

      Соответственно тебе дается столько, если ты сможешь купить дешевле, это твоя прибыль, ты на этом заработал. Если ты смог сократить штат своего персонала и сэкономил на заработной плате, это твоя прибыль, ты на этом заработал, но если ты его раздуваешь и приносишь нам и говоришь, что нам нужно еще пару водителей и еще два заместителя директора, здесь, наверное, разговор должен быть такой достаточно жесткий.

      - В чем заключается национальный план развития конкуренции, чем сейчас активно занимается Федеральная антимонопольная служба?

      - Федеральная антимонопольная служба в этом году делала юбилейный, 10-й, доклад правительству о состоянии конкуренции в Российской Федерации. Мы готовим этот доклад в соответствии с законом о защите конкуренции и излагаем те условия, в которых существует работа хозяйствующих субъектов, оцениваем уровень развития конкуренции на территории Российской Федерации, угрозы, которые связаны с развитием конкуренции в стране.

      Конкуренция существует в России. Я хочу, чтобы мы не забывали о принципах, которые гарантированы нашей конституцией.

      Основной экономический принцип — это свобода экономической деятельности и поддержка конкуренции. При этом в этих условиях запрещается экономическая деятельность направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию, но существует тенденция, которая очень серьезно препятствует формированию, развитию конкуренции во многих сферах.

      Эти угрозы мы видим в том числе в расширении сферы государственного участия. За последние три года количество ГУПов и МУПов выросло в 2 раза. Это опасная, на наш взгляд, тенденция.

      Приход ГУПов и МУПов в конкурентные рынки. ГУП и МУП являются коммерческими организациями, и с точки зрения гражданского законодательства их задачей является извлечение прибыли.

      Значит, что они работают в равных условиях с частным бизнесом на конкурентном рынке, но при этом зачастую, так или иначе, хотели бы этого или нет, они все рано пользуется большим покровительством со стороны региональных, муниципальных властей.

      Как показывает практика, муниципалитеты предоставляют более лучшие условия таким организациям. Зачастую мы видим это, стартовые возможности разные, референции предоставляются одним, и дальше соответственно ни о какой конкуренции говорить нельзя.

      - Какие сектора подвержены наибольшему риску с точки зрения конкуренции и уменьшения ее там?

      - В первую очередь мы видим ряд проблем, которые связаны в сфере транспорта. Мы говорим о том, что на региональном уровне возникают большие проблемы. Об этом говорится в докладе о состоянии конкуренции, это также вопросы здравоохранения, вопросы частного образования.

      Во многих сферах, во многих регионах так или иначе создается приоритет государственным организациям. На самом деле нельзя исключать государство из структуры бизнеса, но когда мы это делаем путем дискриминации, с точки зрения конкуренции антимонопольного бизнеса это неправильно.

      Пусть государственные предприятия участвуют, но пусть участвуют на тех же правилах, по которым участвуют все лица, которые действуют на этом рынке.

      Та же самая проблема есть в сельском хозяйстве, когда речь идет о предоставлении субсидий сельхозпроизводителям. И в этом отношении должна быть понятная и прозрачная политика обеспечения равных условий и создание доверия бизнесу, с тем что эти правила игры именно такие.

      Если государство получает, государственные компании получают определенные преимущества, то это должно быть объяснено только минимумом, какими-то социально значимыми ценностями, которые необходимы.

      Мы не можем, условно говоря, бросить и оказывать услуги, если туда не приходит частный бизнес. Таких ситуаций тоже достаточно много, у нас большая страна, и понятно, что в некоторых случаях нерентабельно будет, например, организовывать авиационные перевозки, перевозки общественным транспортом. Кто возьмет все это? Кроме государства – никто.

      Поэтому подобные ситуации, они идут за скобками, но вы сначала покажите, что этот рынок неконкурентный. Дальше соответственно вступит в действие понятный механизм преференций, он прописан в законодательстве, его нужно использовать.

      К сожалению, я говорил по поводу роста, мы посмотрели, что это за ГУПы и МУПы.

      Очень часто они создаются только для того, чтобы сдавать имущество в аренду. Ну, что это такое, разве какой-то экономический стимул в этом существует? Нет конечно.

      Поэтому такого рода экономическая деятельность весьма обманчива, и ничего хорошего для экономики не несет. Поэтому подобные компании нужно сокращать, где государство себя эффективно проявляет, не трогать. У ФАС большой простор для деятельности, в том числе и государственных компаний. У нас огромная сфера, которая связана с оборонным комплексом, поэтому мы четко понимаем, что такое государственное.

      Конституция гарантирует равенство форм - государственной, частной, муниципальной собственности. Эти правила должны соблюдаться, и тогда все будет хорошо.

      Новости партнеров

      Форма обратной связи

      Отправить

      Форма обратной связи

      Отправить