ВЕСТИ

Прямой Эфир

    Прогнозы

      Иран на перепутье: дилемма Тегерана

      13.02.2018 09:39Распечатать
      Москва, 13 февраля - "Вести.Экономика". 28 декабря 2017 г. во втором наиболее густонаселенном городе Ирана Мешхеде начались протесты. В следующие шесть дней беспорядки распространились на десятки малых городов, деревень и городских центров по всей стране.

      Хасан Рухани. Фото: HO HANDOUT/EPA

      Казалось, изначально протесты были сосредоточены на экономических проблемах. Одной из них был резкий рост цен на два продовольственных продукта: птицу и яйца. Но через несколько дней протесты обрели политический подтекст, а протестующие вышли на улицы, скандируя антиправительственные лозунги.

      Президент Хасан Рухани выступил с речью, в которой заявил, что услышал жалобы людей, но заявил, что "насилие и ущерб в отношении общественной собственности" недопустимы. Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи также обвинил посторонних лиц в подстрекательстве к восстанию.

      Сейчас протесты утихли. Кажется, все вернулось на круги своя. Но если власти подавили беспорядки, они не смогли устранить основные причины: отсутствие экономических возможностей, разочарование на фоне продолжающихся расходов режима на оборону и иностранные вмешательства в таких регионах, как Сирия, Ливан и Йемен.

      Иран на перепутье

      Сейчас у Ирана есть два варианта:

      • увеличить расходы на внутренние экономические инициативы, направленные на решение проблем населения;
      • поддерживать влияние – и лояльность – всей системы безопасности, обеспечивающей выживание режима.


      У обоих вариантов есть недостатки, и ни один из них нельзя воспринимать легкомысленно.

      Режим уже сталкивался с необходимостью подавления протестов и небольших уступок, на которые приходилось идти, чтобы попытаться снизить напряжение. Его реакция на последние протесты ничем не отличается от прежних.

      Просочившиеся данные о версии бюджета 2018 г. спровоцировали гнев в декабре по поводу финансирования Корпуса стражей Исламской революции и сокращения государственных субсидий (95% иранцев получают такие субсидии).

      Впоследствии этот режим внес изменения в бюджет. Как представляется, эти изменения затрагивают ряд проблем. Например, запланированные сокращения денежных субсидий теперь коснутся лиц с более высокими доходами. Кроме того, отменен рост цен на топливо, который был запланирован в первоначальном бюджете.

      И правительство выделит $3,3 млрд для покрытия расходов 2-3 млн вкладчиков, пострадавших от нерегулируемых кредитных организаций.

      Но Хаменеи также выделил $2,5 млрд из Национального фонда развития страны, который, согласно оценкам, в 2016 г. владел активами в размере $68 млрд – для дополнительных расходов на оборону.

      Почему Иран продолжит увеличивать расходы на оборону, если есть мнение, что протесты в первую очередь вызвал Корпус стражей?

      Если коротко, у него другого выбора. Иран сталкивается с растущими угрозами безопасности как внутри страны, так и за рубежом, и он не может позволить себе снизить финансирование своих институтов в сфере безопасности.

      Внутренние расколы

      Еще больше усугубляет ситуацию раскол внутри режима, который усиливается на фоне все более очевидных социально-экономических проблем.

      Чтобы сохранить свою базу избирателей, Рухани использовал недавние протесты в качестве доказательства того, что политика клерикальной элиты (основных сторонников и бенефициаров Корпуса стражей Исламской революции) потерпела неудачу.

      Али Хаменеи, который является частью клерикального истеблишмента, с осторожностью признал обеспокоенность протестующих, но по-прежнему сосредоточен на укреплении и финансировании корпуса, чтобы обеспечить его лояльность по отношению к клерикальному сообществу.

      Также на прошлой неделе Хаменеи поручил отказаться от большей части своих бизнес-интересов, которые составляют значительную часть иранской экономики – по некоторым оценкам, 30%.

      Инфографика

      Прогноз роста ВВП Ирана с 2015 года

      IRGC все чаще участвовал в управлении иранской экономикой после ирано-иракской войны, когда необходимо было восстановить критически важную инфраструктуру.

      И у Хаменеи есть причины на то, чтобы корпус частично вышел из экономики.

      Во-первых, он пытается решить ряд проблем протестующих, снизив экономическую мощь элитного военно-политического поздраделения, но не лишив его финансирования. Во-вторых, что более важно, приватизация считается шагом к повышению прозрачности и, следовательно, привлечению большего объема иностранных инвестиций, которые сейчас находятся под угрозой на фоне неопределенности в отношении приверженности США ядерной программе.

      В любом случае лишение может привести к еще большему внутреннему расколу между клерикальной элитой и Корпусом, а также внутри его самого.

      Внешние риски

      Внешнее давление на Иран идет из разных источников, но общую точку соприкосновения находит в одном месте: в Сирии.

      Президент Башар аль-Асад, союзник Ирана, сталкивается с новыми вызовами в западной Сирии. Турция вторглась в северо-западный регион Африн. Учитывая размеры сил Турции, ее технологическое превосходство и относительно небольшое число курдских защитников, вероятно, что Турция возьмет его под свой контроль.

      И с этой целью Турция, по сути, будет окружать Алеппо, крупнейший город Сирии, с трех сторон.

      Расположенные вокруг Алеппо турецкие силы представляют серьезную угрозу как для Асада, так и для Ирана. Иран знает о рисках, которые несет для него возрождающаяся Турция. По этой причине у него будут мотивы сохранять своих доверенных лиц в Сирии и Ираке.

      27 января IRGC столкнулся с 21 исламским государственным боевиком в Западном Иране. Иран считает, что боевики скрывались в курдских районах Сирии, хотя, похоже, не верит, что курды помогали боевикам.

      Инфографика

      Экономические показатели Ирана

      1 ИГИЛ потеряла большую часть территорий в Сирии, но это не означает, что все боевики ИГИЛ покинули страну: они просто слились с местным населением. Произошла небольшая стычка, и несмотря на то, что трое иранских солдат были убиты, IRGC смог победить боевиков.

      В июне террористы-смертники и боевики напали на Тегеран, однако теракт 27 января был первым нападением, когда организованная милиция ИГИЛ напала на Иран. Таким образом, Иран все еще испытывает угрозу внутри страны. Растущее присутствие ИГИЛ в Афганистане на границе с Ираном также вызывает озабоченность.

      Учитывая, что Иран вышел из сирийской гражданской войны, сохранив сильную позицию по отношению к своим региональным противникам, его социальная и политическая стабильность пошатнулась.

      В конце концов, Иран будет вынужден сделать выбор, и это ограничит его действия за рубежом. Это происходит на фоне того, что Турция наращивает свою власть и свое участие в делах Сирии, создавая все большую проблему для Тегерана.

      Новости партнеров

      Форма обратной связи

      Отправить

      Форма обратной связи

      Отправить